http://forumfiles.ru/files/000d/d4/04/15727.css
http://forumfiles.ru/files/000d/d4/04/41526.css
http://forumfiles.ru/files/000d/d4/04/26895.css



Justice
ЛС
Wrath
https://vk.com/id330558696

ЛС
Love
ЛС

Матрица Равновесия
андроид
Глава Иезавели
Александр Касс
человек, нуль-медиум
глава Детей Каина
Ненависть
воплощение


What do you feel?

Объявление



Матрица Равновесия
андроид
Глава Иезавели
Александр Касс
человек, нуль-медиум
глава Детей Каина
Ненависть
воплощение



Итак, котики, мы снова открыты.
Собираемся с силами, раскачиваемся, пишем посты!
Вдохновения нам!

здесь может быть ваше имя
...
Wrath
https://vk.com/id330558696

ЛС
Love
ЛС

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » What do you feel? » Earth (Anno Domini) » [личный] Все мы прячемся во мраке


[личный] Все мы прячемся во мраке

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

[icon]http://funkyimg.com/i/2PwVE.jpg[/icon]https://i.gifer.com/9mYi.gif
Что ж, фокусы - ложь,
Взрослые знают умы.
все же для них
тайны мои необъяснимы.
Просят они: "Нас обмани,
Чуда хотим видеть мы",
Выхожу из тьмы! (с)

Дата и время суток:
1998г, 15 мая
Поздний вечер

Место действия:
Япония, Кюсю, Нагасаки.
Близ одного из храмов.

Погода:
Тёплая

Участники:
Лицемерие, Желание

Предыдущий эпизод:
-

Следующий эпизод:
-

Краткое описание:
У каждой медали две стороны. У каждого живого существа есть своя маска. Хаос порождает хаос. Бойтесь своих желаний.

Отредактировано Hypocrisy (2019-01-08 18:18:42)

+1

2

Сколько времени Желание пробыло в так называемом "своем мирке", сказать трудно. Девушка оградила саму себя от остальных, или же остальных от себя самой, смотря как смотреть на эту ситуацию. Юное создание не покидало свою территорию очень долго, но время шло, люди не стояли на месте, они росли, развивались, а с этим появлялись новые города, деревни и небольшие поселения где-то на краю её территории.
- Ой ой, вы только посмотрите. - темная сторона начала язвить, продолжая играть на нервах так называемого "сосуда". Хрупкая, стеклянная чашка упала на пол и разбилась на миллионы осколков. Желание сделала глубокий вдох, в надежде успокоить саму себя и постараться не обращать внимание на то, что сейчас творится у неё в голове. Наклоняясь, та стала поднимать осколки, вот только руки уже дрожали.
- Вы только посмотрите, кто-то уже на пределе, да? - и как же другая сторона была права, можно сказать, та попала прямо в точку.
Кое-кто действительно держался из последних сил, старался не воспринимать обидные слова, старался держаться как можно дольше, чтобы не дать другой Я, взять контроль.
Ничего не отвечая, Мавиус решила просто пройтись. Впервые в жизни, ей захотелось покинуть небольшой дом, и выйти из своего так называемого укрытия. Почему-то, она посчитала, что если пройдется, а если быть точнее, сделает пару шагов от дома, то ей станет легче. Небольшая смена обстановки, хотя бы на час, возможно, такая прогулка бы пошла ей на пользу, колкости темной стороны могли отойти на задний план.
Пробираясь по лесу, она остановилась, замечая, что все вокруг изменилось до неузнаваемости. А где-то вдалеке расположилась небольшая деревушка. Когда она только прибыла сюда, то кроме прекрасного озера и густого леса, тут ничего и никого не было. Тихая, спокойная территория, без людей, место, в котором она могла бы быть одна и не доставлять проблем окружающим.
Находясь в таком состоянии, свою силу Желание не могло контролировать, ведь эта сила таит не только огромные разрушения.... Да, она может кого-то спасти, если пожелает этого.... Но с такой силой на тело идет и большая нагрузка, а в её случае это на неё саму. Чем выше цена желаемой цели, тем хуже становится ей. Она уже однажды поплатилась за то, что помогала... И теперь, её сознание принадлежит не только ей. А вот другая ОНА, отлично пользуется чужой, или же правильнее говорить - своей силой? Она отлично знает, как лучше применить этот дар, и как получить массу удовольствий.
- Как думаешь, что им подойдет? Землетрясение? Оползень? Или небольшое цунами? - прохихикала темная сторона, предвкушая, как было бы чудесно, если бы этот небольшой город исчез с лица земли. - Чего молчишь-то? Не ты ли хотела оградить себя? А тут смотри, людишки. Мелкие сошки, плодятся ведь, на чужую территорию влезли.
Помотав головой, прогоняя прочь эти мысли, Мавиус решила подобраться поближе к городу, чтобы посмотреть, как изменились люди с момента, когда она спускалась к ним в последний раз. Дома издалека выглядели очень красиво, а место, где стояло поселение придавало какую-то сказочную, теплую атмосферу.
Вот только все ли хорошо кончится для этих жителей?......

+1

3

Вокруг тихо, как в склепе. Кажется, даже листва перестала шелестеть, и ветер замер, подыгрывая симфонии дома смешных божков, пугая человека, вызывая по его коже мурашки, гоняя вдоль позвоночника холодный пот.
Лицемерие с холодной усмешкой наблюдает за человеком, забившимся в угол, со страхом озирающимся по сторонам. Он ещё не знает, но уже боится и надумал себе каких-то ужасов. Он крал из алтаря, подавшись мелочному желанию, пробуждённому Воплощённым Лицемерием - ведь эти несчастные подношения всё равно заберёт кто-то из смотрителей: "Ты же знаешь, что это так, знаешь и ненавидишь их за это. Так забери их сам и восстанови справедливость".
Человек и забрал, тут же вступив в конфликт со своей совестью и трусостью, суеверным страхом попрать священное место, замарав его проступком.
В истинном обличье Воплощение крадётся за ним, скрываясь в густых тенях, которые сам же и создаёт. Посылает видения храмовых духов, смотрящих с укором, образы вышедших смотрителей, перед которыми человек начинает оправдываться, заранее бормоча себе под нос оправдания, пытаясь подобрать наиболее подходящие детали, а то и разражаясь пламенной речью в своих мыслях, отчаянно доказывая им и себе собственную чистоту и право на проступок.
Смешно. Не более чем ленивое развлечение для Лицемерия, не желающего восполнять постоянно расходуемый на мелкие иллюзии энергетический запас в толпе. Яркие, пресыщенные эмоции смешения лжи, страха, борьбы с совестью, попыток себя обелить - ему нравятся больше. Он может восхищаться ворами и убийцами, мошенниками, лгущими легко, как дыхание, и при этом не лгущими себе. О, их энергия сладкая, не такая липкая, а сами они не столь противные и жалкие.  Но что-то усиливает в Воплощении садистскую тягу запугивать бедного клерка до икоты одним своим видом, хоть страх для него и бесполезен как эмоция.
Это ощущение власти и мстительный порыв вскрыть всю глубинную мерзость человеческой души. Уродливой, совсем как собственная наружность Лицемерия.
Желание.
Меняется человек, уже добравшийся до парковой зоны, меняется и Лицемерие, чувствуя нарастающее желание, практически потребность завершить картину и оставить свою жертву ни с чем, последним возмездием прикончив его. И он не отказывает себе, выступая из укрытия, от чего мужчина с криком кинулся прямо навстречу Воплощённой сестре. Её Цимми так же почувствовал, сообразил, от чего обострилось восприятие уродства мира и себя в нём. Ложь - гнойный нарыв, который нужно вскрывать и то, что он поглощает. Отвращение к самому себе, рождённому из самых мерзких и низких побуждений, свойственных разумному существу.
В свете фонаря блеснули обсидиановые когти. Мужской вопль, поднявшийся на несколько октав, коротким росчерком звука огласил тишину деревьев, распугав птиц. Человек ещё не убит, только ранен и потерял сознание от страха. Как источник энергии он теперь бесполезен.

- Желание. Моя дорогая сестра. - Лицемерие ухмыляется, обнажая белые острые зубы, предназначенные для раздирания плоти. В истинной форме говорить ему трудно, но принимать человеческий облик Цимми не спешит, медленно приближаясь к синеволасой девушке, тревожащей его сознание.
Лицемерие не слишком любит находиться подле этой своей сестры, ведь она одним своим присутствием срывает с него маску, вынуждая тратить много силы, чтоб держать себя в руках, а показывать себя, какой он есть - Воплощённый терпеть не может, используя истинный облик только в бою и наедине со своими игрушками, мало отличающимися внутри от его наружности.
- Ты не вовремя, но я рад тебя видеть. Так хочу поиграть. - Голос звучит с шипящими нотками, шаги плавные и бесшумные.  Что-то тёмное в ней. Оно не просто вытягивает наружу желания - оно тащит его самые чёрные порывы, те, которые требуют крови и мести всему миру за то, что он смеет притворяться прекрасным, или, ещё хуже, таковым и является.
- Этот человек так хочет жить. Просто очутиться дома. А я хочу его прикончить, но перед этим заставить кричать. А чего хочешь ты, Желание? Та, которая открывает души и исполняет истинные их порывы. Я вижу, что ты совсем не такая милая и беззащитная, какой выглядишь, притворяясь почти ребёнком. Вижу ложь. Хочешь его убить? Ведь хочешь же...
Желание появилась рядом достаточно неожиданно, чтоб Лицемерие не успел взять себя в руки. А теперь он просто не хотел этого делать, желая напугать сестру. Заставить её плакать и просить. Или, ещё лучше -  сбросить с себя личину наивного большеглазого дитя, каким смутно запомнилась, и какой выглядела внешне. Ведь именно так чаще всего и бывает. Чудные дети жестоки в своём любопытстве и познании мира. Ухоженные рафинированные девочки, воспитанные в строгости, подаются в шлюхи. Мечтатели жаждут УНИЧТОЖИТЬ всякое зло, одним своим непринятием оного лицемеря, не осознавая, что сами на миг становятся этим злом.
[icon]http://funkyimg.com/i/2PwVE.jpg[/icon]

+1

4

Когда Желание в последний раз видела людей, их дома были слишком скромными и не надежными. Но сейчас же.... Сейчас все изменилось, огромные, кирпичные здания, разных цветов, с украшениями. Улочки были похожи на маленькую сказку, а свет фонарей плавно ложился на темной дороге, прогоняя мрак. Молодая девушка ступила на каменную плитку, осторожно, стараясь делать небольшие шаги. Она рассматривала то один дом, то другой. Людское племя действительно сильно продвинулось после её ухода. Теперь даже ночью, улицы были освещены, можно не боятся пройтись по ним, ведь раньше, с наступлением ночи, никого уже не встретишь.
- А ты в курсе, что мы здесь не одни? - хихикнув, предвкушая новую встречу. Ох, как же темная сторона любила играться со своими братьями и сестрами... И игры у неё порой были весьма жестокие, но забавные по её мнению. Хоть она и пала от рук собрата, но запомнила свои ошибки, и явно в следующий раз не проиграет.
Мавиус услышала крик и замерла, та так сильно наблюдала как выросли люди, чего они достигли, что вконец забыла о собственной безопасности, точнее, о безопасности окружающих. А слова, что промелькнули в её голове, и вовсе заставили начать нервничать. Блондина уже хотела была развернуться и убежать прочь, но у неё не вышло, человек, что так резко выпрыгнул из-за угла, сбил её с ног.
- Я ведь говорила. - крик жертвы явно был ей по душе, а уж как бы она поиграла с этим человечишкой.... Да, кое-кто мог прямо сейчас взять контроль над телом, сломать и без того уже хрупкий разум светлой личности, но она ждала... Ждала лучшего момента, чтобы насладиться сполна крахом и собственной победой, когда тело будет полностью её.
- Б-брат? - немного заикаясь, так как не ожидала увидеть кого-то из семьи. Мавиус-то и место выбрала отдаленное, чтобы никто и ничто не смогло её найти. Девушка старалась оградить всех от опасности, которую могла принести, да, её сила была способна на многое, как вылечить раны, предотвратить какое-то бедствие, возможно даже утихомирить собственного брата или сестру. Вот только... эта же сила и могла все это уничтожить. Стоит лишь пожелать - и этого мира не станет, одно желание и одно слово и все.... конец. Если бы люди не были такими алчными в своих желаниях, она бы не была осквернена. Ведь по их вине теперь кое-кто мучается и терпит всю эту боль, а также ненависть и желание всех поубивать.
- Не.... не подходи. - Мавиус попятилась назад, стараясь держать дистанцию, хотя тело уже не особо хорошо её слушалось из-за страха. Ведь то, что в этом городе объявился кто-то из семьи, не несет пользы, особенно ей. Желанию просто хотелось развеяться хоть на немного, увидеть, что, возможно, в людях осталось что-то хорошее, что им можно дать шанс, и она все это терпит не напрасно. Но сейчас... если её сила вырвется наружу, пострадает не только этот городок, но и член её семьи.
- Ой, да перестань, ответь уже ему, давай поиграем в его игры. Я хочу этого, желаю. Давай, давай уничтожим этот город, каждого жителя, будем пытать их, отрывать ноги и руки, потрошить их заживо... Ну... - похоже, кто-то подлил масла в огонь, и темная сущность уже предвкушала, как будет разбираться с каждым, кто останется жив. Ведь когда-то она неплохо играла, создала лабиринт, замок, и веселилась, смотря, как жалкие людишки пытаются выбраться из её паутины. Но всех в конце ждало одно - смерть.
- Отпусти его. - её голос был слишком тихим, тело дрожало как осиновый лист. А слова темной стороны и вовсе пугали. Её не смущал внешний вид собратьев, они все были разные, кто-то милый, а кто-то уродливый, но они по-прежнему оставались семьей. Внешность не играла значения, ведь с каждым перерождением они менялись.  - Пожалуйста, Я хочу, чтобы он  жил. - ей не нравилось, когда кто-то убивал при ней, даже несмотря на то, что она видела, насколько гнилая душа у того, кто перед ней. Почему-то хотелось надеяться, что все можно исправить.
- Воспользуйся силой, ну же. Убей или спаси, чего ты ждешь? А, может, нам и с ним поиграть, а? Я уверена, брат не будет против игр, будет забавно, очень. Давай же, давай, используй силу.... - Мавиус резко схватилась за голову и сделала шаг назад, упираясь спиной в холодное, кирпичное здание. Голос становилось труднее сдерживать, особенно, когда перед ней имелась причина, стоило б уже податься в бега, вот только не убежит она от собрата. Вдобавок, если даже и убежит, её дом найдут, а узнает один, значит узнают все. Предстоит снова искать место, где ещё нет ни людей, ни воплощений, но в таком состоянии она далеко не уйдет, и может натворить куда больше бед, чем уничтожение небольшой деревушки.

Отредактировано Desire (2019-01-27 14:26:41)

+1

5

- Ты не почувствовала меня? Кака-а-ая прелесть. - Лицемерие скалит клыки в подобии улыбки, делая ещё несколько плавных шагов по направлению к сестре, тут же остановленный её желанием держаться подальше. Прелестная особенность. Так трудно ей противиться, даже когда это всего лишь просьба и ноты страха, пробуждающие защитные рефлексы. - А вот я тебя узнал сразу. Ты разбудила во мне тягу воздать этой падали. Людям стоит показывать, что они такое на самом деле.  Ну, что же ты, сестра. Разве я причиню тебе вред? - Маленькая пугливая Желание. Она так редко появляется в большом мире. По крайней мере Лицемерию не часто доводилось видеться с этой своей сестрой, и больше издали, уж точно не в те моменты, когда сам гонял мышек по клетке, развлекаясь их тщетными метаниями и муками совести, вступающей в конфликт с жадностью.

А вот просьба оставить человека в покое совсем не впечатлила. Если нежелание сестрицы подпускать Лицемерие слишком близко чуть и не пригвоздило его к асфальту, и требовалось усилие для новых шагов, тратить внутренний ресурс на сопротивление, а ведь она ещё даже не желала, так, робкая просьба, то сейчас он не почувствовал ровным счётом ничего.
- Правда? - Воплощение смеётся, демонстративно поглаживая мужчину острыми как бритвы когтями. - Ты можешь пытаться обманывать меня, но обмануть себя у тебя не получится. Тебе же не меньше моего нравится смотреть, как он кричит. Эй, ты, кусок мяса, очнись! - Перейдя от вкрадчивого ласково-издевательского увещевания, Лицемерие говорит с отвращением, хлёстким ударом по лицу приводя обморочного в чувство, от чего тот тут же попытался заорать и прикусил язык, получив второй удар. - Скажи, он жалкий? Ворует у собственных богов, в угоду своей мелочной злости на жизнь. Не я его заставил быть таким, какой он есть. А сейчас больше всего на свете он боится за свою шкуру и надеется, что чудовище отвлечётся на беззащитную с виду тебя, а он сможет спастись. Как тебе это нравится?

Снова смех. На пару мгновений высунувшийся длинный язык истинной формы Лицемерия словно бы пробует энергию в воздухе вокруг  них.
- Ну же, сестра, не сдерживай себя. Я чую, что ты только прикидываешься невинной овечкой. Именно я такое и чую. Ты и из меня вытягиваешь всё наружу, ведь хорошего в таком как я и быть не может. Но сама так хочешь веселья. Так чего же ты ждёшь? Тут тебя никто не осудит и никто ничего не узнает.

Когда Желание упирается спиной в стену, зажав ладонями синевласую головку, явно борясь с чем-то внутри себя, Лицемерие лишь усмехается. Он не очень понимает, что именно чувствует в сестре, но знает - суть этого борьба. Свет и тьма. Ложь. Её ложь самой себе.
Одно неуловимое движение - и мужчина летит на землю, под ноги хрупкой оболочке сестры. Лицемерие не беспокоится о его возможной попытке сбежать, в конце концов, всегда можно убить его на расстоянии, воспользовавшись лезвием, или напугать до инфаркта.
- Давай! Сделай то, чего так хочешь, не сдерживай себя! Или лучше мне? Не хочу пугать тебя, Желание, и не хочу сам причинять тебе вред. Просто присоединяйся и поиграем немного, а потом я уйду и всё забуду.

Сейчас Лицемерие находится почти вплотную к воплощённой, сливаясь с тенями, нависая над ней и почти ласково шепча, посылая лёгкую гипнотическую волну. Это не влияние, по большому счёту. Такие фокусы работают только с людьми. И, в глубине души он понимает - лучше бы ему оставить пугливую малявку в покое и убраться подальше, пока не начались настоящие неприятности. Только что-то внутри нарастает, становится азартом и маниакальным желанием усугубить настолько, насколько получится, посмотрев, что будет с сестрой. Вывернуть её наизнанку и узнать суть.
[icon]http://funkyimg.com/i/2PwVE.jpg[/icon]

+1

6

Стоило взять себя в руки, сделать глубокий вдох, найти внутренние силы и начать бороться, не только против другой я, но даже против собственного брата. Вот только, сил уже не было, Желание сбилась со счета, сколько времени успела провести в том, небольшом доме, который она себе создала очень-очень давно. Терпеть выходки другой сущности поначалу было легко, она не обращала внимания, но с каждым годом или веком становилось все труднее. Её влияние сказывалось не только на её состоянии, но даже и на теле. И вот сейчас, когда она из последних сил пытается удержать ту, другую себя, да бы вторая не натворила страшных делов, откуда ни возьмись появляется другое Воплощение.
- Ка-а-а-акой интересный. - растягивая слово, заинтересовываясь в собственном собрате, другая Я не особо жаловала видеть себе подобных, ведь ей было куда интереснее играть с людьми. Да и последний опыт научил её, что стоит обдумывать каждый шаг, чтобы снова не быть убитой. Хотя тогда это был её просчет, она слишком сильно увлеклась убийствами, но раз уже прошло столько времени, да и мир изменился, почему бы не начать игру сначала?
- Что хорошего в муках тех, кто слабее тебя. - голос по-прежнему дрожал, блондинка продолжала прижиматься спиной к холодной кирпичной стене. Если бы не она, то возможно б, это хрупкое на вид существо и вовсе бы уже лежало на земле и уползало от члена семьи в диком ужасе. Хоть Желание и пыталась взять себя в руки, получалось это не особо хорошо, но беседу она вела. Не молчать же, это как бы некрасиво, да и может ещё больше разозлить оппонента, который находится рядом.
- Это совсем не приятно, это больно, больно. - обхватывая себя руками, пытаясь забыть тот факт, когда она впервые стала свидетелем кровавой битвы. Тогда, она могла спокойно выходить в свет, бывать в некоторых деревушках, творить небольшие чудеса, жить в отдаленном месте, чтобы о ней ходили различные легенды. Её даже кто-то сравнил с божеством, которое приходит и выполняет Желания - только самых чистых и невинных душ, или той, кто помогает, когда это действительно нужно. Да, ей не составляло труда призвать дождь, или заставить растения расти быстрее, чтобы людям было что есть. Не говоря уже о том, что та спокойно излечивала любую хворь. Она так мгновенно появлялась и исчезала, что люди и сравнили её с каким-то богом. Кое-кому не хотелось задерживаться надолго, чтобы не навлечь беду. Может быть, из-за её добрых действий, на деревню напали, пытаясь найти и заполучить силу, так называемого "бога", или же кому-то понадобилась земля, что стала теперь пригодна для посевов и хорошей жизни.
Но людские сердца и желания могут меняться, и она, как воплощение желаний, которые таятся в глубине души и сердец людского рода, впитывает их, как губка. При той кровавой резне, немудрено, что многие желали мести и смерти обидчикам. Возможно, из-за этого была пропета та, страшная, темная и ужасающая песня, что стерла с лица земли поселения и часть вражеской армии. И тогда же была рождена другая ОНА, темная, злая, алчная, желающая убивать и нести полный хаос в этот мир. Такой её сделали люди, но даже после всего этого она продолжала, верила, надеялась, что в ком-то имеется теплый свет, где нет месту для тьмы.
- Я Великое Зло,
И я всесильна,
Бойтесь меня и моих крыльев,
Взмахи моих крыльев несут проклятие,
И никакому Злу не причинить мне вреда, - всего на несколько минут, прозвучал другой голос, который даже пропел данные слова. На лице была широкая улыбка, явно давая понять, что собрат, не сможет причинить ей вреда, как бы ни хотел. А если посмеет это сделать, его ожидает весьма интересное проклятие. Белоснежные волосы Мавиус, приобрели несколько черных прядей, давая понять, что контроль над телом начинает брать другая сторона.
- Не смей, нет, прекрати.- уже срываясь на крик, так как сдерживать порывы ненависти и злости становилось труднее, а слова Лицемерия и вовсе пугали. То, что под ногами был человек, пока что вылетело из головы, ведь сейчас хотелось сдержать саму себя, чтобы не натворить бед. Кто знает, что взбредет в голову другой ей, может, она и собрата убьет, после город, а дальше? Ей ничего не мешает уничтожить планету, стоит лишь пожелать, или же, создать другой мир.... сила желания безгранична.

+1

7

Воплощённое Лицемерие пожимает плечами, с равнодушием в глазах глядя на мечущуюся Желание. Она явно не справляется с собой. Противоречит. Как будто бы знает, чего хочет, чувствуется - сейчас больше, чем в первые минуты их встречи - кем-то близким в пробудившейся внутренней жестокости, только не готовая принять её.

- В муках слабого приятного мало, ты права. Но преподать урок, заставить увидеть всё без прикрас - может быть жестоко и больно, но очень приятно. - Никакой лжи, лишь интерпретация. Уолтер может сам опровергнуть свои слова и будет так же честен. Только факта это не изменит: ему нравится причинять боль - душевную, больше чем физическую - и нравится срывать тряпки с лжецов, делая их подобными себе. Понравится и Желанию. Её мотив Воплощению не ясен, но вот страх  быть честной перед собой в ней он видит ясно, хоть, может, малышка и борется с пугающей её саму тягой.

- Ну же! - В ответ на прозвучавшую песнь и испуганный писк сестрицы, Лицемерие только усмехается ещё шире, не собираясь прекращать давление. Подбирается, чуя и видя, как преображается аура Желания. Да, ему это может обернуться чем-то неожиданным. Желание начала меняться. Внешне и внутренне. Ощущение её так же неуловимо и плавно перетекало в некое подобие мрака, совсем как чернели волосы телесной оболочки.
- Ты же не зря выбрала человеческую форму. Я так долго о тебе ничего не слышал, может, ты вообще пряталась? Уж не из-за страха ли? Я чую его. Чую противоречие в тебе. Чую ложь. Прими себя и не противься, и почувствуешь облегчение. Ну! - Голос Воплощённого Лицемерия подрагивает от нетерпения, с увещевательного, ласкового, сменяясь ободряющим и резким. Желание увидеть так упорно скрываемое внутри сердца маленькой синеволосой девочки, стоящей перед ним, скрытую угрозу, отчётливо ощутимую в пространстве, жжёт нутро Уолтера, и он уже не может остановиться. Это ощущается как самый настоящий зуд по всему телу, тысячи иголочек под кожей, колющие изнутри. Не до боли, но настырно, навязчиво, раздражающе. К желанию добавляется нетерпение. От её присутствия тут оно лишь нарастает, не сдерживаемое жалкой просьбой прекратить, в которой нет истинной силы.
- Если бы ты хотела - меня и вот эту вот падаль уже бы забросило на другой конец мира. Но мы здесь.

Лицемерие говорит, но энергией тянется к человеку, подсовывая ему лёгкую иллюзию, в которой Желание на миг зарябила, обзавелась блеснувшими клыками и краснотой зрачков. Она, вероятно, справилась бы и сама, уже начав меняться, вот только Уолтеру нестерпимо хотелось ускорить процесс. Внушение, давление на точки сознания, грязные мысли и жажду выживания вкупе с опасностью, исходящей теперь от них двоих - благо, эмпатически сестра и сама отлично справлялась с ролью неведомой угрозы в безобидной упаковке, они будили в человеке загнанного, но всё-таки зверя.

- Чего ты так боишься, сестра? Думаешь, мир остановится от смерти одного-единственного человека? Или если ты признаешь перед собой, чего хочешь на самом деле. Может быть, именно этого ты хочешь, и именно из-за твоего желания я оказался рядом, чтобы помочь осознать? О, как иронично быть пешкой в руках обстоятельств. Какая непривычная для меня роль. Я даже восхищён. - Лицемерие смеётся вполне искренне, уводя рассуждения в сторону, пока мужчина на земле не зашевелился так незаметно, как мог. Воплощение помог ему в этом, окутывая иллюзией оцепенения от страха, зримо замедляя его действия - к счастью, тут, один на один, не нужно скрывать своё присутствие, иначе пелена сразу бы бросалась в глаза. И вот рывок. Он вскакивает, с неожиданной ловкостью, ведомый страхом и выпрыснутым в кровь адреналином, выхватывает из ладони подошедшего Фрейя обсидиановый кинжал, материализованный специально для него, и кидается на девочку, метя ей в сердце.
Выбрал слабейшего, в надежде получить фору для побега. Наивно. Но Лицемерию только того и нужно, и он замирает, жадно следя за реакцией сестры.
[icon]http://funkyimg.com/i/2PwVE.jpg[/icon]

+1

8

Паника, страх и бессилие все больше и больше заставляли темную Я, взять контроль над этим телом. Желание не могло сопротивляться тому, что хочет сделать  другая она. Казалось бы, день начинался почти как обычно и простое желание прогуляться, выплыло вот в такую картину. Почему-то, где-то глубоко внутри себя, Воплощение задумывалось, а что если это и был план той, темной, алчной и кровожадной личности. Что, если она чувствовала брата и до этого. Что, если, она куда сильнее той, что управляет телом сейчас. И вся эта ситуация идет согласно её плану, а она как зритель в первом ряду наслаждается данным спектаклем. Ведь если призадуматься, кое кто не шибко то и мешал этой прогулки, просто смолчал или же продолжала свои колкие фразы, не давая сообразить и догадаться о её планах.
Темной Я, сейчас без труда можно было захватить сознание, подчинить тело и начать творить то, что она не закончила в прошлой "жизни". Да, тогда ей помешали и она немного не оценила врага. хотя, всему виной стало пробудившиеся светлое Я, которое выиграло немного драгоценного времени, чтобы собрат убил собственную сестру. Имея в руках такую силу, можно было без проблем подчинить себе все, стоит лишь хорошенько пожелать, даже собственную семью или всю планету. Чего стоит, заставить, жалких людишек служить тебе, боготворить и делать все, что ты им прикажешь.
- Остановись.- то ли эти слова были произнесены для Лицемерия, то ли для той, другой себя, которая подобно змее, медленно, окутывала не только сознание но и тело. Раз за разом, сильнее сжимая свои тиски не давая ни единого шанса на побег.
Происходящее в округе шло на руку только темному Желанию, ведь все эти крики, попытки заставить Желание принять себя какую она есть, давали ей возможность быстрее взять контроль. Но та тянула время, она наслаждалась мучениями той, кто сейчас пытается из последних сил уцепиться за соломинку, удержать сознание в этом теле и не уснуть долгим сном.
- Разорви врага на части
Поломай кости
Вырви волосы и мозг
Накажи врага моего, за его дерзость
На лице расплылась широкая, довольная улыбка, произнося каждое слово, которое было адресовано, простому, смертному человеку, что решил поиграть с огнем. Конечно, его поведение было полностью под контролем Лицемерия, ведь сейчас, он кукловод, а жертва перед ним лишь простая кукла. Пусть сознание и не полностью перешло под контроль Темной Я, зато слова, что она произнесла имели хорошую силу. Человека буквально начало выкручивать прямо перед её глазами, выворачивать на изнанку, ломая кости, от чего раздавался приятный ушам легких треск, ещё и еще. Крики, кто мучился от боли ласкали уши, словно прекрасная серенада, что звучала тихим вечером под окном.
После чего, взгляд янтарных глаз был направлен на Лицемерия, словно говоря, хочешь ли быть следующим и повторить то, что сейчас произошло.
- Не-е-ет. Остановись.- что ж, кому-то надо отдать должное, за такую долгую борьбу за тело и уже угасающее сознание. желание попятилась назад, чтобы не запачкаться в крови, которая небольшой лужицей уже начинала растекаться от тела человека. Снова упираясь спиной в кирпичное здание, та сползла по стенке на землю, мотая головой и не веря своим глазам.
- Разве это не прекрасно? Он ведь хотел убить. Выживает сильнейший. Но этот алый цвет, он прекрасен, прекрасен. - наслаждаясь картиной, что творилась прямо перед глазами Желание. Сейчас она играла с ней, позволяя управлять сознанием, и ждала подходящего момента, чтоб раз и навсегда себе его подчинить. Не говоря уже и том, чтобы поиграть с братцем, который заварил всю эту кажу. Так сказать, немного наказать, а после, возможно смиловаться и позволить ему уйти, или же нет.....

+1

9

Лицемерие протанцевал по самому краю ножа, он это знает и не собирается останавливаться, видя, что выходит из его безобидной, запуганной жизнью сестрёнки. Не зря он чувствовал в ней если не открытую ложь - то явную недосказанность. Она могла прятать её сколько угодно. Бороться и подавлять, изо всех сил оставаясь именно тем, кем казалась на первый взгляд - безобидным добрым ребёнком. Где-то внешне выглядя чуть старше человеческой формы Лицемерия, она даже на его фоне казалась совсем безобидной малявкой, разве что чудом дожившей в наивности своей до юных лет.
Другое дело, что и Уолтер, и Желание, были гораздо старше, чем мог предположить любой из людей, и его-то внешним обликом не обмануть. Его вообще не обмануть. Ты либо веришь в то, что говоришь - либо фальшь будет уловлена Лицемерием как часть его самого. А сестра не просто фальшивила - менялась на глазах, противореча себе же в эмоциях.

Что-то подобное иногда проскальзывало в тех из Воплощений, кто поглощал других. Когда подавленная сущность внутри них реагировала на родную эмоцию, пробуждаясь слепой стихией, обладающей своей волей. Похожее сейчас ощущалась и в Желании, хотя идентичного произошедшего с ней Фрей не помнит. Какая-то особая разновидность внутреннего противоречия, страха перед самой собой, и тьма.

Она не позволяет человеку даже пальцем к себе прикоснуться.  Не шевельнувшись, лишь силой желания расправляется с перепуганным слизняком у своих ног.
Человека выкручивает и выворачивает, он орёт от боли, почти сразу же срывая голос, а Воплощённый смотрит с застывшей на губах жестокой ухмылкой, упиваясь её эмоциями, подобными сейчас бутону чёрной, истекающей смолой, раскрывающейся розы. Крепнущими, приобретающими новые оттенки.

- О, да. Он заслужил это. Прожил жалкую жизнь и так же жалко встретил смерть. Тебе ведь было это приятно, сестра?
Лицемерию стоит остановиться. Оставить в покое маленькую, входящую в раж Желание, пока не доигрался и не настроил её против себя окончательно. Пока ещё её внимание отвлечено, а сама она борется с рвущимся наружу естеством.
Но Уолтер не может.
Вместо того, чтоб уйти в свои Чертоги прямо сейчас, оставив сестру осознавать, что она натворила, он подходит ближе, неотрывно глядя в глаза бормочущей испуганной девушке.

- Ну, почему же нет, - Тянет сладко, вкрадчиво. Слизывает с бордовой ладони кровь человека, частично обрызгавшую и его. Наклоняется над сползшей по стеночке Желанием, ласково гладя её по щеке. - Ведь совсем не страшно, и мир не рухнул, правда? Что ты так упорно подавляешь?
Лицемерие даже перетекает в человеческий облик, сменяя чудовищную внешность на личико миловидного подростка, обнимает её. К концу трансформации девушку нежно прижимает к себе красивый юноша, шепча ей в самое ухо:
- Что ты чувствуешь? Не страшно ли тебе, прекрасная куколка? Милая принцесса, только что убившая ни в чём неповинного Щелкунчика. Ты видишь, что это ерунда. Ты не отличаешься от меня. Зачем же ты лжёшь сама себе и продолжаешь борьбу с внутренними демонами? - Лицемерие говорит, и понятия не имеет насколько он прав, и насколько демоны управляют Желанием сейчас. Малышка, ставшая заложницей собственного тела. Он ждёт опасности, почти дрожит от нетерпения и... страха? Понимает, что всё может обернуться плохо и для него, но всё равно не уходит.
[icon]http://sd.uploads.ru/W9tz2.jpg[/icon]

+1

10

[icon]https://cdn1.savepice.ru/uploads/2019/3/20/c525aacdd0ad1a772de22903d35c430e-full.png[/icon][nick]Desire[/nick][status]KISS OF DEATH[/status]
Желание.... людские желания такие забавные, пока их сердце не познает лжи, ненависти и отчаянья, их помыслы светлые и довольно приятные. Каждый пытается заботиться друг о друге, думает о ком-то, и просит - не за себя, а за кого-то. Именно впервые таких людей повстречало Желание, и, возможно, было создано именно из этой светлой энергии. Людьми, которые ещё не успели поддаться так называемой "тьме". Время. Вот как раз-таки время худшее, что могло быть для Воплощения, ведь люди начали меняться, а вместе с ними и желания. Одни желали власти, другие хотели уничтожить своих врагов, третьих - вообще думали только о мести. Некогда приятный, светлый "цветок" начал постепенно из белого окрашиваться в черный. Не она такое с собой сделала, а люди, их жалкие, гнилые и ужасные желания осквернили столь чистую душу, создавая на свет нечто страшное, темное и опасное. Другое Желание, которое было создано из самых негативных чувств, там, на поле боя.
Деревня, что была покрыта яркими языками пламени, тела, что были растерзаны, и реки крови, что впитала сама земля. В тот момент сердца людей изменились, каждый просил свою же Богиню о мести. Месть. Только это двигало ими, желание отомстить за тех, кого они потеряли, за сестру, жену, брата, даже детей. Каждый желал принести врагу смерть, жестокую, ужасную. Что собственно они и получили. Мольбы были услышаны и появилась другая Я, другое Желание, которое была не против отправить на тот свет пару-тройку людских душ. Её появление стало весьма красочным, ведь именно в этот момент, когда их Богиня спустилась в деревню, чтобы своими глазами узреть, что стало причиной такой лютой ненависти, была рождена ОНА. В песне, которая несла столько боли, ненависти и тьмы. А людские желания подпитывали это ещё больше, сильнее, насыщая её необходимой энергией.

Запираясь от людских глаз, раз и навсегда ставя огромную стену не только от людей, но даже и от собственных собратьев, понимая, что больше не может контролировать собственные силы. Голос, который постоянно был в её голове, сводил с ума, мучил и не давал покоя. Сейчас же это повторялось вновь, только помимо этого сладкого, ядовитого голоса был ещё один, который принадлежал брату. Он играл с огнем и прекрасно понимал это, он знал, к чему могут привести его поступки. Вот только сопротивляться всему этому было ужасно тяжело, темное Я прекрасно знала, как ломать барьеры, что девушка ставила между собой и ней. А горячо любимый братец подливал масло в огонь, позволяя кое-кому взять бразды правления.
Как только Лицемерие приобняло Желание, девушка затихла, всего на мгновение, но этого хватило, чтобы другая она взяла вверх, подчинила тело, хотя разум все ещё мог слышать тихий шепот той, кто проваливался в темную пучину. Некогда белоснежные волосы окрасились в угольно-черный цвет, давая понять, что сейчас перед ним находится другая. На лице появилась широкая, довольная улыбка, улыбка победителя, ведь цель достигнута - тело её.
Тонкая, девичья ручка мягко и нежно скользнула по спине Лицемерия, поднимаясь все выше и выше, и уже через секунду сжимала его шею. Нет, не сильно, но этот жест давал понять, что та, кто перед ним, не намерена играть в те игры, что он ей приготовил.
- Хоу, что я слышу. - говоря это с язвительной улыбкой на лице, чуть отодвигаясь, чтобы получше рассмотреть новое лицо, ведь как-никак, брат решил принять человеческий облик. - Я уже принцессой стала, это забавно. - продолжая одной рукой сжимать его шею, когда второй провела по его прелестному личику, оставляя алую полоску из крови. И кое-кого совершенно не волновало, что где-то неподалеку лежит труп человека, а сама она находится в луже крови, наоборот, она считала это весьма забавным.
- Может, ты и колено преклонишь передо мной? - пока что всего лишь вопрос с негромким смешком, хотя желанию ничего не стоит применить силу и позабавиться с братом так, чтобы он плясал под её дудку, подобно марионетке.

+1


Вы здесь » What do you feel? » Earth (Anno Domini) » [личный] Все мы прячемся во мраке


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC