http://forumfiles.ru/files/0019/e4/1f/51310.css
http://forumfiles.ru/files/0019/e4/1f/85287.css



What do you feel?

Объявление



Матрица Равновесия
андроид
Глава Иезавели
Александр Касс
человек, нуль-медиум
глава Детей Каина
Ненависть
воплощение


Они притворяются - что им нужны слова, что они зависят от этих тел, что их сознание определяет смысл бытия. Детская возня в песочнице - эти их личины и примитивные выяснения отношений вместо того, чтобы просто высвободить без ограничений и условий то, чем они являются под фальшивыми шкурами. Он испепелит её дотла, если будет вести себя естественно. Она же вообще станет неуловимой и вездесущей, если сбросит эту тесную физическую оболочку. Небожители гуляют среди своих милых маленьких куколок. Впрочем, отнюдь нельзя сказать, что Гнев использовал Любовь. Наоборот, он воспевал её единственным доступным ему способом. Гнев не признавал романтики, ради которой не погибало масштабно, эффектно и громко нечто великое. Смертные же - лишь инструменты в его руках, на их душах и сердцах он исполнит симфонию своих пылающих грёз и заставит содрогнуться самые основы мироздания. Звёзды вывернутся наизнанку, моря и океаны закипят, падут золотые столицы величайших стран этой глупой маленькой планеты, такой тесной, невыносимо, удушающе, подавляюще тесной для него! Он здесь как в клетке заперт, и тесно прижатые к туловищу крылья всё равно не помещаются!

Читать дальше

Justice
ЛС
Wrath
https://vk.com/id330558696

ЛС
Love
ЛС

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » What do you feel? » Level of Mind Palaces » [личный] Мы умирали вместе


[личный] Мы умирали вместе

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

[http://sd.uplds.ru/t/JGjWo.jpg

Господь - Пастырь мой; я ни в чем не буду нуждаться:
Он покоит меня на злачных пажитях и водит меня к водам тихим, 3подкрепляет душу мою, направляет меня на стези правды ради имени Своего.
Если я пойду и долиною смертной тени, не убоюсь зла, потому что Ты со мной; Твой жезл и Твой посох - они успокаивают меня.
Ты приготовил предо мною трапезу в виду врагов моих; умастил елеем голову мою; чаша моя преисполнена.
Так, благость и милость [Твоя] да сопровождают меня во все дни жизни моей, и я пребуду в доме Господнем многие дни.
© (22 псалом)

Дата и время суток:
Условно 4890 до н. э. Условно непонятно, Чертог ведь.

Место действия:
Чертог Мудрости.

Погода:
Переменчивая.

Участники:
Wisdom, Wrath

Предыдущий эпизод:
Будет

Следующий эпизод:
...

Краткое описание:
Все имеет свои последствия. Глупость и самонадеянность, в том числе. Самое горькое, когда из-за твоих ошибок страдают самые дорогие нам люди.
Мудрость под полным контролем чужой сущности, подкравшейся неожиданно. И заплатит за это тот, кто ближе всех к нему. Чтобы даже мысли не появлялось подходить еще ближе.

[icon]http://s3.uplds.ru/t/91UG6.png[/icon]

Отредактировано Wisdom (2018-11-29 10:04:28)

0

2

[icon]http://s3.uplds.ru/t/91UG6.png[/icon]
Тьма. Холодная и липкая, но не пустая. Его уже некоторое время сопровождала тьма. Понять откуда она взялась и почему, он так и не смог. Все начало меняться сразу после истории в Египте, приведшей в результате, к его перерождению. Амтерус – столица его царства, что должна была стать сосредоточием развития культуры и науки в регионе. Он сам собирал библиотеку, основная часть трудов была написана им лично. Но, сейчас город был разрушен до основания, в пыль. кое-как пристроив смертных, они занялись каждый своим делом, но без теплых встреч обойтись уже не могли. Была даже глупая прогулка под звездами. Но Тьма была в нем. Тлела. Разрасталась. Крепла.
Первый звоночек прозвучал в Врафглине – далеком государстве на Севере континента. Обычные переговоры о мирном договоре, а в следующую секунду он стоит посреди улицы, полной изувеченных трупов. Отчетливо помня, как, воздействовав на мозги не самых добрых и смиренных смертных, устроил бойню. В мыслях медленно поднимала голову паника. Почему он это сделал, если сам настаивал на договоре? И что это за сытое чувство в груди, будто он сделал то, чего всегда хотел? Что это?
Следующий случай был в одной из восточных стран. Проснувшись среди ночи от запаха, он обнаружил себя в небольшой комнатке. Внутренности как минимум трех когда-то живых смертных живописно были развешаны по всей комнате, создавая сюрреалистичную картину больного на всю голову художника. От которой кровь стыла в жилах. Тем более, он понятия не имел где находится и как здесь оказался.
Нужно было рассказать все Гневу и решить вопрос, но мысли о пострадавших смертных и собственном чудовищном поведении вылетели из головы, стоило его увидеть и утонуть в зеленых глазах.
Потом он задушил собственного ученика из Атлантиды, когда Мудрость решил показать атлантам мир, какой он есть сейчас, забрав несколько человек в открытый мир. Теплая кожа под пальцами и глаза, полные ужаса и смирения, ведь противостоять невозможно, а о спасении и не помышляешь. Тем более, товарищи только что зашли в воду и не выныривали на поверхность, пока не задохнулись. Как им и приказал Великий. А пальцы не разжимаются, лишь сдавливая все сильнее сливочно-белую кожу доверившегося человека. Атланты верили ему и всегда почитали, особенно когда он спас их от собственноручно учиненного Потопа. Доверяли, как самому близкому родственнику и наставнику, что всегда поможет и защитит. Потому и мысли не допускали о неповиновении – “Если Великий сказал, значит, так необходимо". Это можно было бы назвать фанатизмом, в более мягком окрасе или проделкой Веры – любила она устраивать культы из своих родственников. Юноша умер быстро, руки Мудрости просто сломали ему шею, позднее он нашел на берегу еще два раздутых трупа. Это начинало походить на дикий кошмар.
Первой мыслью было бежать искать Гнева. А следом за ней, нежелание подвергать его еще большей опасности. Ведь Мудрость в таком состоянии мог причинить ему вред. Нет, он разберется со всем сам. Не подвергая никого риску.
Через несколько дней он очнулся во тьме. Полной шорохов и странного запаха. А после - в той самой комнате, с трупами. Вот только их количество и разнообразие интерьера увеличилось.
Внимание привлекли собственные руки, перепачканные в слизи и крови. Такие же потеки ощущались на лице. Его вырвало, какими-то гусеницами и сгустками грязно-зеленого. Руки тряслись. И тут он понял, он не очнулся. Он в собственной голове. Собственных мыслях. И, это все... Панику прервал голос, низкий и глубокий, вызывающий ужас и иррациональное желание спрятаться.
“Знаешь, чем удобен разум? Вне зависимости, что с ним сделают, тело остается целым. По крайней мере, внешне.”
В комнате появился человек. Нет, это не был смертный. Более того, он выглядел в точности, как он сам, но уж слишком чистеньким. Лицо, тело, одежда, даже эти две линии на лице, все было идентично. Разве что, глаза – беспощадные и злые, обещающие все круги Ада свой жертве. Лицо не выражало никаких эмоций. Человек сложил руки на груди, рассматривая его с каким-то брезгливым интересом. Мудрость уже хотел спросить, но не успел.
“Ты заплатишь в пятикратном размере, за все что сделал. В конце концов, за все приходится платить. Правда, ~``элъ* (разум)?”
Вспомнились, все те люди, что умирали вокруг него последнее время. В чем их вина? В том, что связались с ним?
Человек улыбнулся, мягко и как-то по-доброму, несмотря на холод во взгляде, разбавленный ноткой безумия. Было странно и страшно видеть себя со стороны. Особенно - видеть себя таким.
“Я знаю и понимаю тебя лучше, чем кто бы то ни было. Ты любишь жизнь. Любишь наблюдать, как живут другие. Любишь жить сам. Ты испытывал боль от смерти каждого человека, пока не убедил себя, что тебе на них плевать. Я знаю тебя. Тебе претит отнимать жизнь, хотя ты и можешь это делать. Можешь, но не хочешь. И ограничиваешь себя этим.”
Он снова не успел ничего сказать, а человек уже протянул руку к стенам, и они стали прозрачными. Все те же чьи-то внутренности, но за ними проглядывал мир. Там был его собственный Чертог, в котором, спустя секунду, появился его Огонек – Гнев – самое родное существо во всем мире.
“Нет!”
Уже было плевать на антураж помещения, на собственную незавидную участь – он догадался, что с ним произошло. Но это... Гнев в смертельной опасности! Порывом было врезаться в испачканные стены собственного разума и сломать преграду, предупредить об опасности, спасти, но он понимал, что это ни к чему не приведет. Тогда он кинулся на вторженца, не физически – в этом месте это было бессмысленно. Но ментальный удар прошел сквозь него, а в следующую секунду Мудрость уже был распят в воздухе, подвешенный за длинные стальные нити, больно впившиеся в кожу и растянувшие его посреди комнаты. Существо рассмеялось.
“Не так быстро, дорогой. Сначала, я развлекусь с твоим ненаглядным. Может, пойму его прелесть, пленившую тебя еще тогда. Ну, и, - наконец-то эмоции на лице, в глазах, и истинный смысл совпали, - отомстить я тоже не откажусь. Наслаждайся!” – Пока оно говорило, стальные нити уплотнились и поползли по рукам и ногам оплетая все тело плотной паутиной, не оставляя и клочка оголенной кожи, заключая в своеобразную броню. Это завершилось как раз, когда существо исчезло и нити обернулись терновой лозой. Он не смог сдержать крик, а тело брызнуло кровью из небольших колотых ран в два сантиметра, а через пару минут, когда пленник немного привыкал, появлялись новые шипы, углублялись старые и так до бесконечности…

Он открыл глаза, прерывая медитацию. Губы исказились в теплой улыбке, крики в собственном разуме казались ему тонкой песнью соловья – чистыми, звонкими и бесконечно возбуждающими. Как удачно все сложилось! Сейчас он в идеальном положении. Мудрость сам поспособствовал всему этому. Может, он сам этого хотел? Возможно. Он подумает над этом позже, когда разберется с тем, кто когда-то убил его; тем, из-за кого он оказался запечатанным на долгие годы; тем ничтожеством, из-за которого Разум когда-то сломал систему. Но сначала, сначала этот идиот не должен ни о чем догадаться.
- Давно не виделись, Огонек. – Грустный взгляд из-под ресниц. – Ты редко появляешься, в последнее время. – Резонное замечание, Мудрость хотел разобраться в происходящим с ним, но сейчас нужно вывернуть все под правильным углом. – Почему ты убил его, Гнев? – Проникновенный взгляд, будто заглядывающий в самое сердце. – Он был чудовищем, но все же брат нам. – Опустить голову и выдавить слезу, не сразу, но все же. – Мне его не хватает... – И по щеке бежит еще одна слезинка.
Все эти актерские ухищрения были ему несвойственны, но ради достижения намеченной цели можно и постараться. Просто прогнать, нагрубив? Слишком просто и не интересно. А где страдания и боль, которые эта парочка заслужила? Разбираться с остальными родственничками он будет позже, но сначала нужно подготовить почву. Эта тварь очень сильно пожалеет, что привлекла его внимание! Очень сильно. Он его сломает, чего бы это ему не стоило. Вывернет наизнанку, изгадит, куда сможет дотянуться, и заставит смотреть и восторгаться своим изощренным величием. Хотелось рассмеяться в лицо этой наивной морде с блядскими зелеными глазами и огненным вихрем на голове. Чтобы он уже знал, что его ждет, и боялся своей участи, что нависла над ним как дамоклов меч. Но, он сдержится. Время еще не пришло. Одна ошибка сейчас, и Мудрость вырвется, едва Гнев поймет, что к чему и попытается его убить. Время жатвы еще не пришло. Он подождет.

+2

3

Настроение Гнева вот уже далеко не первую неделю как было омрачено тревогой, дурными предчувствиями и острым стыдом. Ему не нравилось состояние Мудрости, хотя, конечно, всех этих неслыханно живодёрских и кровожадных выходок было мало, чтобы оттолкнуть Гнева, но он считал себя косвенно за это ответственным. Всё же именно он прикончил Жестокость. Именно за попытку частицы функции Жестокости, его потерявшей тело сути Гнев принимал странные поступки Мудрости. Они все были вынуждены разбираться с этим проклятым "наследством", и Мудрость, кажется, не справлялся. Чтобы поддержать его, показать, что он всё ещё важен и нужен, и что Гнев не винит его за произошедшее, а также чтобы вместе поискать выход из сложившейся ситуации, Гнев и пришёл. Самому Гневу было гораздо проще - его истинная природа и без того являлась довольно агрессивной и вспыльчивой, так что он научился останавливать и сводить на нет собственные порывы и вспышки навредить всем окружающим. Он справится. Но Мудрость, казалось, дёргается в том, с чем не в силах совладать, а потом мучается, глядя на последствия. Гнев не знал, что и как ему посоветовать, чтобы удержаться на плаву, но очень боялся за брата. Боялся, что тот не простит себя и уйдёт на перерождение, но откажется возвращаться. Или устроит истерику и нервный срыв, калеча и других, и себя. Или... Что-нибудь ещё, что Гнев пока не может себе вообразить. Поэтому он не станет держаться в стороне, хотя и догадывается - Мудрость, его милый Мудрость, непосредственный и любознательный как ребёнок, гораздо более отзывчивый и сопереживающий и людям, и воплощениям, чем старался показать, сейчас гораздо более непредсказуем, чем обычно, и опасен для всех, в том числе и для Гнева. Они справятся. Вместе - обязательно.
- Мой хороший. Родной. Иди ко мне, - ласково прошептал ему вполголоса Гнев и сам, не дожидаясь разрешения Мудрости, привлёк к себе.
Так, как это делают те, кто чувствует позволение нарушить чужие личные границы, потому что знают - их приняли целиком и полностью, им доверяют и хотят, чтобы они приблизились. Гнев всегда ощущал этот допуск со стороны Мудрости, мягкое и радостное "да", полное одобрение и... Потребность. Да, потребность Мудрости в нём. Это важно, особенно сейчас. Гнев стремился показать, что, несмотря на непростительные для большинства вещи, которые Мудрость допустил, он не виноват и по-прежнему любим. Гнев вообще никогда не скупился на любовь к братьям и сёстрам, хотя до уровня воплощения данной эмоции и не доходил - он не обожал поголовно и без разбора всех и не спускал им с рук обиды и ссоры. Но для него выражать любовь значило такой уровень принятия, когда попросишь кого-нибудь прыгнуть с обрыва такой высоты, что шансов выжить нет в принципе, и этот кто-то без колебаний прыгает, потому что наверняка знает - ты не допустишь, чтобы он разбился. Зовёшь прийти - и он идёт, не задумываясь о последствиях, ведь ты выразил желание его видеть, этого вполне достаточно, вне зависимости от твоих намерений к нему. Нет ничего неотложного, а, пусть бы и было - Ты всё равно примчишься. Нет запретов - вам хватает полунамёка, чтобы подхватить узор, выплетенный вторым. Удивительная форма единства, крайне редко и неполно доступная смертным.
Очень заботливо, осторожно, с нежностью, казалось бы, противоречившей его дикой стихии, целовать лицо и губы брата. Более непорочного и представить было нельзя - так могла бы мать целовать малыша, или богиня-хранительница - подопечного. Страсть лишь всё испортила бы, Мудрость, как полагал Гнев, в первую очередь должен получить чуткость, понимание, доброту. Эти качества, возможно, подавят взбунтовавшийся осколок Жестокости в душе брата, ведь они противопоставлены ему. Ещё, пожалуй, милосердие, но оно служило отравой и для Гнева тоже, и он пока не спешил с продуцированием данного типа энергии, откладывая про запас, если всё обернётся худо, и менее радикальные меры не окажут влияния.
- Поверь мне, адджо, мне тоже его не хватает, - продолжал Гнев, ничуть не кривя душой.
Отсутствие кого-то из семьи воспринималось незакрывающейся дырой, зияющим провалом в пустоту, откуда веет чудовищным ощущением тоски, неправильности, недостачи, словно из организма самого Гнева выпал один из жизненно важных элементов. Гнева оглушило то, к чему его вынудила необходимость. Он не смирился и не принял себя после этого, и никакой здравый смысл не утешал. Жестокость тоже находился в пределах его предназначения. Гневу полагалось расшибиться в лепёшку, но отыскать способ взаимодействия с ним, подобрать ключ к сосуществованию Жестокости с остальными. Он нарушил свою прямую миссию. Гнев и в страшном сне прежде не допускал, что родственников-воплощения придётся спасать друг от друга. Это надломило что-то чрезвычайно значительное, как бы не первостепенное в нём. Наверно, стержень.
- Понимаешь, мы осуществили это решение, подумали, что так будет лучше, но я вовсе не уверен. Я сделал это, ведь никто больше был не способен на подобное... - разве что Справедливость, но сама она отчего-то осталась в стороне, а они к ней не пошли на поклон, ещё чего, взрослые уже мальчики. Да и сами наворотили, сами выпустили зло в мир - им и расхлёбывать. - Но я ни минуты не гордился этим убийством. Я, защитник семьи, сам уничтожил одного из её членов! Есть ли хоть что-то, что очистит меня после этого? И... Я почти каждый день задаюсь вопросом, нельзя ли было всё же найти с ним общий язык. Глупо, да? Его не вернуть, а я продолжаю спрашивать в никуда... Но, если он родился, как и мы, значит - так полагалось, а мы возомнили, будто вправе судить, - а Джей не пришла, и это уже указывало на весьма и весьма многое. Не праведен и не справедлив был их выбор, нет. - А ещё я вижу, что ты не в порядке после этого. Мы получили то, что принадлежало ему, и я заметил, как оно меняет тебя. И я пришёл, чтобы сказать тебе - я выполню любую твою просьбу, если тебе станет хоть немного легче. Любую, правда, без ограничений.
Гнев, как и прежде, ничуть не собирался щадить себя, если это ради близких. Он настолько легкомысленно и наплевательски обращался со своей личной безопасностью и здоровьем, что получал выговоры буквально от всех, кому не лень, при условии, что он был им хоть чуть-чуть небезразличен. Гневу словно не вложили это умение, осознание того, зачем это надо - беречь себя, как вообще к сему диковинному зверю подступиться. Он всерьёз не понимал. Ни на процент. Раздать всё и не попросить ничего взамен - легко. Он впадал в ступор и растерянность, даже когда другие пытались присмотреть за ним и поухаживать. Гнев и так, и эдак смотрел, менял ракурс, и какими методами ему только ни вдалбливали, что он дурак и огорчает тех, кто привязан к нему - картинка не складывалась.

[icon]http://s5.uploads.ru/t/LFvTQ.jpg[/icon][sign]http://s5.uploads.ru/t/2s6lS.jpg[/sign]

+2

4

[icon]http://s3.uplds.ru/t/91UG6.png[/icon]
Он выиграл. Еще толком не успев ничего сделать. Именно в этот момент он отчетливо понял: у них изначально не было возможности победить. Кто они, по сути? Разум, лишенный возможности сразиться физически, несмотря на все понимание необходимости этого действа, и Огонь жизни, что несет в себе функцию защиты, лишенный моральной составляющей, что позволит ему убить и идти дальше, приняв свою суть и предназначение. Не стоит путать огонь жизни и эмоцию любви, это абсолютно разные вещи. Возможно, когда-то они были одним целым, но, разделившись, стали абсолютно разными вещами, хотя до сих пор идут вместе, рука об руку. Огонь может сжечь, но огонь жизни обязательно оставит кусочек, чтобы существо смогло восстановиться.
У них не было и шанса победить, и он только что в этом убедился. Борьба закончена,не начавшись, далее его ждут лишь сладкие лавры победителя. Хотелось рассмеяться победно, весело, предвкушая сладкую трапезу стервятника. Нельзя вступать в смертельное сражение без настоящего, всем сердцем прочувствованного желания убить. Да, ты можешь выиграть сражение, но позднее, раненый, но не уничтоженный окончательно враг вернется, и превратит твою жизнь в череду страданий. Когда ты сам начнешь умолять о смерти. Они совершили самую большую ошибку из возможных, и он этим воспользовался. Какой он молодец!
Да, без борьбы будет не так интересно, но он надеялся, что еще сможет что-то с этим сделать. В конце концов, никто не мешает ему просто наслаждаться жизнью, которой они попытались его лишить, и теперь получат за это сполна.
Эйфория победы на несколько секунд приглушила крики Мудрости в его разуме. Губы дернулись в подобии улыбки, пыхнуло удовольствием, вызванным отнюдь не объятиями. Они вызывали почти физическое неприятие – чуждый ему спектр эмоций обжигал, и лишь силой воли он удерживал себя на месте, но это было временным явлением. Он не собирался ломать себя, его примиряло лишь страдание Разума и его крики вперемешку с угрозами и проклятиями. Дурашка, он еще не понял, что оказался в полной изоляции и ничего не может сделать. Это тоже приносило удовольствие – понимание собственной власти над ненавистной парочкой. Полного контроля над ними и их судьбами.
- Ты, правда, согласен? – Он скользнул ближе, обнимая и укладывая голову на плечо, губы невесомо прикоснулись к шее. Как же хотелось вцепиться в нее зубами и рвать! Чтобы окрасить весь Чертог его кровью, а внутренности… Нет, еще не время. Позже. Сначала нужно убедить этого дурака, в необходимости. Чего необходимости? Ну, для начала..
- Я не думаю, что это хорошая идея. Я очень расстроен, и ты можешь пострадать от этого. – Подняв руку, нежно зарыться пятерней в мягкие огненные волосы, стараясь подавить порыв дёрнуть в сторону и впиться… А почему бы и нет? Это будет отличное начало личного Ада для Разума. Его светлый и чистый Огонек будет униженно разложен прямо перед ним. В то время, когда он захлебывается собственными криками и, истекая кровью, пытается умолять за его целостность и сохранность. Обещать нечто подобное он не собирался, но и убивать раньше времени не имело смысла.
- Гнев? - И проникновенный взгляд в глаза, не скрывая страсть и похоть,  переполнявшую его в этот момент. Нет, не к этому глупому существу, но и он отличная замена, для начала сойдет. Уж что в этих темно-серых глазах увидит Гнев - неважно. Он все спишет на мнимую временную невменяемость, в которой винит себя же. Ему и в голову не придет, что это он, Жестокость, сейчас будет делать с ним то, о чем долгое время мечтал Разум. Мечтал, но слишком поздно себе хоть что-то позволил. Как же сладко на язык! Он уже ощущал его кровь на губах! И ведь, этот идиот даже не поймет ничего.
- Гнев, я хочу тебя. Прямо сейчас! – Одним взглядом, он готов был его раздеть и препарировать, прямо там где они стояли. Да, именно препарировать - перед его же глазами демонстрируя внутренности. Он маньяк? А что это такое? Зачем себе отказывать в порывах, если они не противоречат планам? Правильно. Незачем…
Он впился в мягкие губы жестким поцелуем, притягивая к себе, почти вдавливая в свое тело. Ему больно? Плевать! Он все спишет на невменяемость  и частицу жестокости. Как смешно! Частицу. Перед тобой он сам в цельном и неповторимом виде.

+2

5

Когда они делали это раньше, Гнев видел одновременно и физическое тело, и настоящую форму Мудрости, и он крайне смутно разбирался в том, что происходило между их оболочками, когда шёл контакт от души к душе. Это было слияние эмоциональное - соприкосновение их природы, ограниченной временной, не вполне настоящей плотью, выдуманной ими же самими. Слияние психологическое - он не мог воспринять полностью океан знаний Мудрости и его высшую форму сознания, но очень старался. А что видел Мудрость? Целый пространственно-временной континуум огня, наверно... То, что делают смертные, в сравнении с этим - потуги жителей двумерного пространства проникнуть в четырёхмерное, не меняя своих параметров. Ага, вырезанные из листа папируса плоские фигурки в объёмном мире... Ха, Гнев не мыслил обычно такими категориями, это, должно быть, влияние Мудрости! Люди имели друг друга, а здесь такое определение не подходит. Они осуществляют взаимоуважительный обмен, во время которого никто не главный. Но Гнев мало понимал, что происходит, полагаясь на Мудрость, как ученик - на облечённого авторитетом и щедро наделённого терпением воспитателя. Разумеется, Гнев позволил бы ему всё, потому что не мог и помыслить, чтобы Мудрость ему навредил, даже случайно... Но сейчас его кольнуло невероятным подозрением - даже если он не готов и скажет об этом, Мудрость не остановится и выполнит начатое против его воли. Нет, не надо тоже сходить с ума, даже при этом необычном помешательстве Мудрость не совершит над ним подобного! Насильственные действия какого угодно характера неприемлемы для них обоих, они согласны на всё, но твёрдо и чётко понимают - партнёр не унизит и не ранит, не нагрубит и не притронется к слабым, уязвимым местам. Мудрость свято чтил их узы, более близкие, чем товарищество или братство. Смешно и думать, что он сделает плохо! Но, даже если допустить, что и величайший Разум ошибается изредка - Мудрость извинится и сразу тем самым искупит вину... Да о чём он?! Мудрость в принципе не может быть ни в чём виноват! Гнев таял от такого уровня заботы и предупредительности, словно... А, хотя, нет, наверняка тот и впрямь просчитывал сотни версий развития событий и выбирал оптимальную, зная, как приручить беспокойное пламя. Гнев разве что не мурлыкал... Нынешний напор Мудрости явно увеличился. Наверно, поэтому Гнев принял его поведение за ультиматум, в котором его не приглашали к близости, а заявляли, что она случится при любом ответе, а его мнение вообще не волнует. Словно он игрушка для самоудовлетворения. Он в какой-то вовсе не положительно настроенной по отношению к нему власти. Словно бы это вовсе не его Мудрость, не тот, кого он знал, уважал, ценил и любил. На кратчайшее мгновение Гнева охватил первобытный страх, но тут же отступил. Нечего ему бояться. И он лёг послушным доверчивым огоньком в руки Мудрости, как пушистый, довольно урчащий котёнок, рыжий, глазастый и безмерно обожающий хозяина. Отдался в полное распоряжение. Даже отдалённого желания прикрыть себя, как-то защититься, поберечься, не возникло, потому что тогда речь бы шла вовсе не о них. Не об их степени взаимного принятия.
- Конечно. Я твой, - в промежутке между поцелуями успел выдохнуть Гнев, и улыбнулся. От такой интонации, от этого выражения лица размякла бы и самая суровая каменная скала. Слово "нежность" ограниченное и недостаточное, как и "эйфория", и "ликование", и "блаженство", и "признательность", и "умиление". Всё это вместе, но и нечто куда большее, чем банальная совокупность составляющих.
Отказ лежал в той же нереальной плоскости, где и предположение, что Мудрость допустит ему испытать боль. И по той же причине. Какой ещё отказ, когда дарить себя - радость и честь? Да и Мудрость отвлечётся, ему очень важно получать лишь положительные впечатления, всё самое лучшее. Тогда он вновь станет собой, придёт в норму, и Гнев действительно намеревался добиваться этого всеми доступными средствами. Мудрость хочет его? Мудрость его получит. Как получал всегда, во всём, от совместного встревания в авантюры до личных встреч.
Одежда, состоявшая из энергии, начала исчезать, растворяться в воздухе, а они продолжали целоваться. И... Что-то выглядело вовсе не так же, как прежде. Гнев потратил чересчур много секунд на осознание того, что же конкретно. Затем его вдруг озарило - Мудрость больше не пускал его в себя, да и от ауры ощущения изменились. Она уплотнилась, стала гораздо мрачнее и тяжеловеснее. Гневу даже померещилось, что пахнет кровью и гниющими трупами. Откуда это? Что прячет от него брат? Наверно, Мудрость стыдится это показать. Зря, вместе они справятся... Но сосредоточиться и заглянуть глубже ему не разрешили.
Зубы Мудрости разорвали его нижнюю губу - и Гнев застыл. Потрясение оказалось столь велико, что его оглушило, восприятие притупилось, мысли выветрились. Потом он почувствовал, как в дурном вязком кошмаре, что чужой язык алчно слизывает кровь. Он дёрнулся назад, чисто инстинктивно, без понимания, что совершает это движение - но рука мёртвой хваткой сомкнулась на его горле, выдавливая хрип. В таком состоянии, в полной прострации и ступоре, ему не вырваться, даже одежду не восстановить. Не из ложной скромности - однако, Гнев вдруг догадался, что изучают его вовсе не взглядом любви, и оттого потянуло хоть во что-то укутаться, создавая пусть хлипкое, но препятствие от всего, намёк на что он прочитал в зрачках брата. Как бы красива и привлекательна ни была мышь - вы же не любите её, когда берёте и режете? Мудрость в мгновение ока стал жутким, стал неизвестной и очень опасной персоной, сумасшедшим фриком. Гнев понял, что сильно недооценил доставшуюся тому долю Жестокости. Насколько же он промахнулся? Ох, чем-то его неосмотрительность будет чревата.

[icon]http://s5.uploads.ru/t/LFvTQ.jpg[/icon][sign]http://s5.uploads.ru/t/2s6lS.jpg[/sign]

+1


Вы здесь » What do you feel? » Level of Mind Palaces » [личный] Мы умирали вместе


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC