http://forumfiles.ru/files/000d/d4/04/15727.css
http://forumfiles.ru/files/000d/d4/04/41526.css
http://forumfiles.ru/files/000d/d4/04/26895.css



Justice
ЛС
Wrath
https://vk.com/id330558696

ЛС
Love
ЛС

Матрица Равновесия
андроид
Глава Иезавели
Александр Касс
человек, нуль-медиум
глава Детей Каина
Ненависть
воплощение


What do you feel?

Объявление



Матрица Равновесия
андроид
Глава Иезавели
Александр Касс
человек, нуль-медиум
глава Детей Каина
Ненависть
воплощение



Итак, котики, мы снова открыты.
Собираемся с силами, раскачиваемся, пишем посты!
Вдохновения нам!

здесь может быть ваше имя
...
Wrath
https://vk.com/id330558696

ЛС
Love
ЛС

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » What do you feel? » Parallel worlds » [личный] Беги, беги, не бойся, играть судьбою вновь и вновь.©


[личный] Беги, беги, не бойся, играть судьбою вновь и вновь.©

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://s5.uploads.ru/BZYDV.jpg
В воздухе пахнет бедой
Целых две тысячи лет,
Жизнь так жестока
На этой проклятой земле...©

Дата и время суток:
25 мая, 2048 год

Место действия:
Параллельный мир. Одно из чудес, созданное Воплощениями.

Погода:
Кровавый закат, ветер, прохлада.

Участники:
Шинтори Харухи (ГМ), Гнев.

Предыдущий эпизод:
-

Следующий эпизод:
-

Краткое описание:
Хару проваливается в "дыру между мирами", оказываясь в самой настоящей антиутопии. Спасать нерадивое дитя высоких технологий отправляется Гнев. 

0

2

[nick]SHINTORI HARUHI[/nick][icon]http://s9.uploads.ru/9yfxb.jpg[/icon]Целый мир сейчас не существовал для Харухи. Несмотря на то, что он шёл по улицам, на самом деле - он был погружён в работу, и обращал внимание на происходящее вокруг ровно на столько, сколько нужно, чтоб не врезаться в столбы и не спотыкаться, но не более того.
В правой линзе очков паренька, с внутренней стороны, бежали строки кода, управляемые и меняемые при помощи реакции сенсора на движение зрачков. Для всех остальных же, кто мог сейчас посмотреть в глаза молодого специалиста по информационной безопасности, Хару выглядел просто замечтавшимся человеком, сосредоточенно смотрящим перед собой.
По-хорошему так делать нельзя, но Шинтори плевать. За годы, прошедшие с момента его окончания учёбы в университете, а потом и события, расчертившего его жизнь на две части - до встречи с Воплощённым Гневом, и после - он почти не изменился. Так и остался похожим на вихрастого лохматого подростка. Может чуть серьёзней чем раньше, со спрятанной в глубине зрачков тайной. Всё так же сосредоточен на деле и увлечён наукой, находя успокаивающий покой системы в числах. С той только разницей, что сейчас это дело обеспечивает ему достойный заработок.

- Так, давай без вот этого. - Нахмурившись, Харухи остановился, указательным пальцем несколько раз стукнув по оправе очков, в которых располагались схемы микрокомпьютера, через сеть которого японец отслеживал потоки исходящей информации, для него выводящейся как погрешность хода. Сейчас - строки зарябили, закололи глаза, настораживая. Это либо кибер атака, либо дурацкий сбой системы, за которого программистам поотрывать руки мало. 
Согласно последовательности протокола, сейчас должно всплыть окно с номером ошибки, но вместо него строки снова мазнули в горизонтальную помеху, а потом и вовсе превратились в смешанный набор цифр, бешено перемигивающихся и сменяющихся в хаотичном порядке. Потом оборвалась связь.

- Эй ты, уйди с дороги! - В лопатку больно врезается чьё-то твёрдое плечо, Хару отлетает на пару шагов вперёд, недоуменно провожая взглядом стремительно удаляющегося мужчину. А потом замирает.
Что-то было не так.
Нет.
Тут не так было всё и это стало очевидно с первого взгляда, от чего у сдернувшего очки, рефлекторно отключающего механизм на них вручную, Шинтори перехватывает дыхание.
Он точно помнил, как шёл по обычной лондонской улочке, отделяющую бизнес-квартал от небольшого, затянутого вечерним туманом сквера. Он ходит по этой дороге каждый день, с работы до дома, если только какие-то дела не требуют смены маршрута.
Если бы японец употреблял мат в своей речи - он сейчас бы матерился напропалую, глядя в бездушное небо, тоже, чёрт возьми, отличающееся от привычного сизого клочка, висящего над головами в это время суток. Вместо этого, он лишился дара речи, подобно немой рыбе глотая воздух, широко распахнутыми глазами глядя перед собой.
Да что случилось-то? Что произошло с Лондоном, с людьми? Это и он и не он одновременно, и даже сейчас, отличаясь несметным количеством едва заметных изменений, режущих мозг навязчивой мыслью – «Я сошёл с ума. Чокнулся. Переработал.», он смотрит в кроваво-красную  бездну перед собой и лица проходящих мимо людей, выражающих целый спектр, от отвращения, зависти, презрения до чёрной злобы и пугается, ещё сам не знает чего. Ни одной улыбки на лицах. Ни одной искры в глазах. Хару отступает ещё на пару шагов назад, водрузив очки на нос и запуская обе пятерни в волосы, до боли сжимая голову.
- Нет. Нет. Не может быть. Это сон!!
Но Хару знает - не сон. Он бросается бежать на ватных ногах, надеясь вырваться из вязкого кошмара, захлестнувшего явь. Несколько кварталов Харухи проносится так быстро, как не бежал ещё никогда, поддавшись панической атаке. Он слабо понимает, что происходит, но чувствует страх и... злость? Что-то в го душе словно бы усиленно сопротивлялось увяданию, безмолвно разрываясь от крика, но Хару не понимал что.
Он бы подумал, что заблудился. Был достаточно рассеянным, чтоб не заметить постройки новых зданий, или увлёкшись работой свернуть не туда. Эта мысль кажется очень логичной и японец цепляется за неё как за спасательный круг, делая глубокий вдох.
Следующий шаг - сосредоточиться на людях. То, чему его научил Гнев, позволив лучше понимать окружающих, не перекидываясь с ними даже словом, и это ужасает. Как нет искренних улыбок на их лицах, как на вывесках пестрит брань и призывы идти по головам, как давят на сознание выхватывающие элементы архитектуры - проявления явного вандализма, неуместного в центре столицы Великобритании, - так не чувствует он в них и толики светлого чувства. Эти люди, город, который Шинтори не за что не хотел признавать своим новым домом - были больны.

***

Чтоб прийти в себя, уложив происходящее в голове, Хару потребовалось несколько часов. Блуждая по улицам, Харухи пришёл к двум единственным выводам, соотносящимся с законами логики и его представлениями о возможном и невозможном. Либо японец погиб, и это некое подобие чистилища, так как до Ада это место определённо не дотягивает, либо он умудрился попасть в одну из тайн мироздания, почти не доступную людям. Ведь пропадают же они, попадая в так называемые сейсмически-активные зоны. Даже целые корабли и самолёты исчезают с радаров, так что стоит пропасть крохотному человеку?
Как - это совсем другой вопрос, но у Харухи есть, кому его задать. А заодно и использовать свою последнюю надежду быстро вернуться домой, не уповая на чудо и случайность.

Концентрируясь, будя свой внутренний гнев, направленный на непонимание и неприятие такого несправедливого, неприятного мира, неспособность принять даже просто существование такого места, слишком ужасного, чтоб быть правдой, он зовёт его. Не смеет усомниться. Истово верит и надеется. Рациональной частью своего разума не позволяет себе снова поддаться панике. Не представляя возможности, в котором подобные божествам воплощения чего-то не могут, и верит в Гнев, которого считает не только наставником, старшим, богом, но и другом.

+1

3

В каком бы отвратительном моральном и физическом состоянии Гнев ни находился, он не считал возможным подвести тех, кто положился на него, особенно если сам же и обещал помощь и защиту. Там, где предательство вошло в естественный порядок вещей, где все уверены, что являются хозяевами своему слову, как дали, так и обратно забрали, он хотел гореть - для тех, кто ещё не отказался от своих убеждений, веры в лучшее и крупиц искренности, открытости, стремления к подлинно возвышенному товариществу - такому, которое смеётся над извращёнными умами, пытающимися измыслить в качестве его объяснения что-то пошлое, грязное и неблаговидное. Над всеми, кто утверждает, что миром движет исключительно корысть, что спаситель рассчитывает поиметь что-то со своего протеже - или поиметь его самого. Гнев презирал подавляющее большинство таких меркантильных личностей. Чёрт побери, если вы не способны даже пальцем пошевелить ради кого-то - это отнюдь не значит, что все остальные тоже ведут себя подобно вам! Гнев всем существованием своим стремился доказать, что иначе - бывает, что это не приторно-сладкая, будто клубничный сироп с сахаром, сказочка! Чудеса происходят, циникам и скептикам остаётся лишь смириться с этим. При этом Гнев не считал себя слюнявым идеалистичным добром, пусть даже допуская, что оно должно быть с кулаками. Ещё чего! Он знал, сколько крови у него на руках, скольких он опоздал удержать от падения в пропасть. Ему были смешны все эти супергерои без страха и упрёка, бросающиеся с речами о братстве и мире во всём мире наперерез вражеским армиям и пытающиеся увещевать демонов молитвами. Да, дорога наверх, к тем прекрасным образцам человечности, взаимопонимания, отзывчивости, что описывали многие фантасты в своих утопиях, нереализуемы, если идти не по трупам и не оставить десятки и сотни соратников позади. Никаких ложных представлений о тяжести поставленной задачи Гнев не имел... Но стараться всё равно не прекращал.
И его женская ипостась в этом ничуть не отличалась от мужской. Правда, она порой глубоко задавалась вопросом о том, сумеет ли помочь другим тот, кто не понимает, как выручить самого себя. Тем не менее, она полагала, что на этом пути отыщет потерянный ключ от собственного сердца, разберётся, что ей действительно необходимо, а чем второстепенным стоит пренебречь. Ярость никому не желала становиться обузой, и менее всего - Джею. Впрочем, она жалела, что не сблизилась с ним гораздо раньше. Не исключено, что это сократило бы количество ошибок, допущенных ими обоими как вместе, так и по отдельности.
Ощущение бесконечного падения спиной вперёд и головой вниз сквозь вакуум. На самом деле движение вниз - лишь иллюзия, подсунутая психикой, а вокруг ничего нет, и направлений тоже, и, более того, она сама тоже отсутствует. Ей лишь мерещится, что она есть. Прошлое - затянувшееся сновидение, ныне ускользающее сквозь несуществующие пальцы. Она цепляется за бледнеющие прямо на глазах смутные образы, но те не принимают её. Никто из светлого мира не докричится до неё, застрявшей здесь.
Пробуждение далось тяжело, как будто она и правда вновь выходила из Нижнего Предела. Ярость не сразу сообразила, где находится и почему. Даже с именем самоидентификация произошла с изрядным запозданием.
Стоп! Кто-то нуждается в ней! Если, конечно, её сумасшествие не прогрессирует... Но Ярость обязана проверить, иначе потеряет всякое самоуважение.
Тьма ползла над полом, стелилась медленным туманом. Ярость поёжилась - ей сделалось зябко, словно она попала на сквозняк. Поторопиться бы!

***

Сумрачное небо этого мира не то, чтобы сулило непогоду - оно практически всегда выглядело так. Ярость бежала по улице, прося мироздание позволить ей успеть вовремя. Она слышала стрельбу за домами слева. Из-за зданий справа поднимался дымным столбом и стеной бушующего, как цунами на море, пламени пожар - горело что-то огромное, вроде торгового центра. Ну, ничего необычного, рутинный для этого измерения криминал... Ярость была не согласна с тем, как легко обыватели данного мира принимают преступления и сами совершают таковые, но, увы, в одиночку она мало на что влияла, а создателей этого безобразия всё устраивало.
Она повернула за угол, чтобы узреть картину, заставившую её выругаться абсолютно непечатно: какой-то ублюдок закрыл Хару рот и нос пропитанной, похоже, каким-то веществом тряпкой, и, едва он потерял сознание, в компании ещё двоих таких же негодяев затащил в чёрный фургон без номерных знаков. Машина была ей знакома - понаслышке, поймать вживую до сих пор никак не удавалось. На ней ездили отморозки, похищавшие людей. Кого отдавали на органы, кого в бордель - в основном девушек, но кое-где и парни пользовались спросом, - кого в рабы богатым господам - с учётом менталитета обитателей этого города, ими являлись самые ловкие преступники, наворовавшие себе на роскошные апартаменты и устранившие большинство конкурентов. Не всех, так как новые здесь росли, как грибы после дождя, вчера устроил им зачистку, а сегодня глядишь - и видишь следующих.
- Какой же ты проблемный, Харухи, - закончив сыпать бранными словами, пробурчала Ярость.

***

Фургон она догнала без крупных проблем. Порой не зазорно извлекать пользу из того, что ты - воплощение. Когда она расплавила и выбила дверь, они, судя по всему, намеревались разложить Харухи, связанного по рукам и ногам и с кляпом в зубах, по всем правилам опускания личности и указывания пленнику на ту позицию, которую он отныне по решению хозяев занимает. Не дожидаясь, пока тот очнётся - плевать на согласие жертвы, плевать на то, что с бессознательным меньше удовольствия. Его даже почти начали насиловать. Почти. Потому что через секунду после того, как Ярость смекнула, что они вытворяют над её подопечным, творить непотребство им стало нечем. Нет, она не чувствовала ни грана любопытства к тому, каково мужчинам, у которых без наркоза горят их первичные половые признаки.
Ярость расхохоталась и выбросила неудачников из фургона по очереди, начиная с того, кто собирался первым причинить Хару вред.
- А ты всё такая же размазня, милый, как я вижу. Вечно тебя угораздит вляпаться! Научился бы чему хорошему от меня, так нет же!
Ярость сказала это, как только удостоверилась, что он её слышит.
- Как ты? - смилостивившись, уже гораздо ласковее спросила она, приобняв его за плечи и гладя по щеке.
В фургоне в таком же состоянии лежало ещё человек пять, и их она тоже освободит, но позже.

[icon]http://s5.uploads.ru/t/6HI4e.jpg[/icon]

+2

4

Не успел. Или не дозвался, не смог. Как бы там ни было, Шинтори не только потерял последнюю надежду разобраться в происходящем, но и осознал – к уже случившимся неприятностям добавилось новых.
Несколько людей ослеплённых злобой и жгучим желанием показать всем, какая они грязь в сравнении с ними, даже друг друга считая таковыми, выросли на пути у японца. Попытка воспользоваться старым, как мир методом: «просто уходи, игнорируй и уходи», довольно часто выручавшего неспособного за себя постоять, более того, слишком ценящего свой ум, чтоб тратить время на обучение самозащите, паренька в юности, не сработала. Они только рассмеялись, окружив Шинтори, тут же осыпая градом насмешек, а поняв, что поживиться на нём не получится, решили хоть как-то отыграться. Ни за что-то, а просто потому что. Они могли и получали удовольствие, чувствуя свою власть над более слабыми. Они делали.

- Не подходите ко мне. – Зло брошенная реплика, попытка принять удобную позицию для драки - только веселят их. Один из них делает неуловимый рывок, отправляя горе путешественника между мирами в обморок. 

Хару не знает, но отключка стала его спасением. Когда он очнулся – уже был не один, и не слышал, не видел, не чувствовал, что с ним хотели сделать. Всё что осталось – ощущение чужого тепла на коже, вызывающее лишь омерзение. А ещё, рядом был… Гнев? Не такой, каким его привык видеть Харухи, но ведь он говорил, что может менять облик, и из всех знакомых на такие штуки способен только он один.
Шинтори даже не обижается на добродушно брошенную шпильку. Поднимается на локти, потом кое-как садится. Осматривается.  Натыкается взглядом на людей, тут же выныривая из оцепенения, дергаясь как от электрического удара.
-В п-порядке.. – Шинтори не почти страшно сейчас. Только не понятно и сказывается шок. – Что произошло? – Глупый вопрос, ведь ему лучше знать. – И что это за кошмарное место? Нужно помочь этим людям. 
Слова путанные, как и мысли сейчас. Хару подаётся навстречу горячей руке, постепенно отходя от впечатлений и набираясь новых.
- И что с тобой произошло. То есть, ты умерла, и? – Вспоминая рассказы, парень задаёт ещё один глупый вопрос. Тут же мысленно одёргивает себя, отводя взгляд и перестав пялиться. Неприятности не повод вести себя бестактно, ведь так? И в любой ситуации следует держать себя в руках, истерики можно отложить до мирной обстановки один на один с собой. Так его учили родители, и Хару усвоил.
Ярость расскажет ему, если захочет. А болтать чушь сейчас явно не время, он принимается помогать развязывать остальных людей.
- Кто они были? Неужели их не засекли камерами? – Это было странно. Преступная группировка посреди бела дня занимается похищением людей. Неужели всем плевать? Или это они настолько крутые и неуловимые? У японца просто в голове не укладывалось и очень возмущало, что такое вообще может быть.  А ведь ещё неизвестно, сколько людей успело пострадать.

[nick]SHINTORI HARUHI[/nick][icon]http://s9.uploads.ru/9yfxb.jpg[/icon]

+1

5

Ярость грызла собственные губы, избегая прямо смотреть на Харухи и старательно изыскивая подходящие формулировки, безгранично стыдясь за своих братьев и сестёр... В двух последних воплощениях это едкое чувство вообще как-то чересчур часто посещало её. Она считала себя в этой семейке парией, белой вороной, и даже доступ к Верхнему Пределу, так запоздало возвращённый Джеем, не утешал её, а, скорее, наоборот - лишний раз напоминал, какой чужой и чуждой, лишней, неуместной, неприличной она там себя чувствует. Отрезанный ломоть всё же обратно не приставишь, даже если удастся создать внешнее впечатление, будто всё сделалось по-прежнему, не о чем переживать и можно расслабиться. Как будто пятна срама и позора запачкали ей щёки и руки - не соскребёшь даже вместе с кожей, не отмоешься. Те, кого она так любила прежде, но с кем её больше ничего не связывало, занимались своими делами, и она не знала, о чём с ними общаться. Они чересчур божества, чтобы нормально и длительно уживаться друг с другом и со смертными - но недостаточно божества, чтобы вести себя идеально и никогда не допускать ошибок. Вероятно, её вина в том, что она не упёрлась рогом и не настояла на том, чтобы этот пародийный, издевательский, аморальный мир был уничтожен, а то и вовсе не рождался. Ярость решила не вступать в конфликт с остальными, и теперь сожалела об этом. Как ей объяснить Харухи, что такие, как она, создали этот ужас, чтобы всласть измываться над несчастными местными жителями, потому что...
- ...здесь нет никаких законов, кроме закона силы и закона власти, который достигают любой ценой, даже по могилам, - глухо начала Ярость. - Это не тот мир, где ты родился и к которому привык. Ты выпал в одно из карманных измерений... Слышал о теории параллельных реальностей? Так вот, это не теория. То, что ты видишь здесь, вокруг - результат того, что в истории сбылись только самые плохие вещи. Ненависть, Отчаяние и Страх. Им принадлежала эта идея. А вот моих адептов здесь нет, я обычно не посещаю владения своих дражайших родственников. Мне тут противно. А поломать эту структуру взаимного недоверия, агрессии и лжи я не могу, мне уже хватило одного раза, когда другие воплощения приходили убивать меня толпой.
Ярость зябко поёжилась. Она вспомнила, как объясняла ему, до какой степени разные личности они с Ненавистью, и почему их нельзя ни путать между собой, ни принимать за одного поля ягоды. Сама Ярость никогда не умела долго ненавидеть, её злость была подобна единомоментной зарнице, что блеснула на горизонте и исчезла.
Горячим импульсом вспух в грудной клетке прилив энергии. Ярость стиснула зубы, крутанулась на носках туфель так, что её длинные локоны красным вихрем взметнулись в воздух и на миг или два словно бы заполнили всё пространство внутри кузова грузовика. Они пламенели, давая некоторое освещение, багряные сполохи плясали на стенах, полу и потолке. Сквозь телесную оболочку Ярости проглядывал её истинный облик, дополнительный раз напоминая - она не человек, даже не гуманоид, а добровольно обуздавшая себя стихия. И она была слишком взбешена, чтобы следить за собой перед теми, кто, в отличие от Харухи, не посвящён в её секрет.
- Знаешь, что? Мне надоело это терпеть! Я не хочу и не могу мириться с зарвавшимися ублюдками, которые полагают, будто им всё можно, потому что денег много, а работающие на них вооружённые отморозки готовы отца и мать застрелить, если им заплатят! Пошли вершить правосудие, Хару!
В тот же момент, как по заказу, их транспорт остановился. Пусть им под силу сделать мало, но это правильно. Здесь живых людей превращают в товар, в предметы обихода, в живые куклы. Что, мудаки, нравится, когда игрушка кричит от настоящей боли, а не "нажми на кнопку - и включится запись"?! Хотите, чтобы вам безмолвно и смиренно прислуживали те, кто был рождён свободным?! Любите, когда под вами кричит и стонет личность, которую вы низводите в своём восприятии до уровня трепыхающегося и возбуждающего вас этим тела?! Тогда готовьтесь, что и с вами скоро обойдутся так же! Ярость спрыгнула на землю и обернулась, ожидая, что и остальные последуют за ней и Харухи, но они жались во мраке и отнюдь не спешили кидаться в бой. Она чуяла их животный ужас и рабскую покорность судьбе, эти эмоции вязли у неё на языке. Внезапно до Ярости дошло - они в этой версии мира не привыкли сопротивляться насилию, давать отпор, они смотрели растерянно, испуганно и беспомощно, как овцы, завидевшие приближение мясника. В её персоне, кажется, бедолаги видели лишь очередного мучителя и изувера в длинной тоскливой цепочке своих мытарств. Ярости недоставало толерантности к подобному, но она застыла, не понимая, как и чем их убедить. Они не умеют возмущаться дурному обращению, побоям, принуждению к вещам, от которых им хочется стошнить. Им неведом здоровый гнев, ведь она так редко посещает этот мир, не выращивает в нём свою рубиновую сочную энергию, дающую мотив сражаться. Зря, очень зря Ярость так долго избегала знакомства с теми, кого бросила здесь и лишила себя.
Впрочем, времени рассуждать дальше и придумать решение ей не дали. Водитель, подходя, увидел, что творится, и выхватил пистолет... Сгусток пламени обжёг ему запястье, и он выронил оружие. Следующим огненным шаром, направленным точно в грудь, Ярость прикончила его. Довольно улыбнулась, глядя, как орущий факел догорает. Не к чему там взывать, человечности ни крошки не осталось в протухшей, будто оставленное на жаре мясо, душонке. Тут только ликвидировать, чтобы вреда больше не причинял тем, кто ещё не безнадёжен. Ярости нравилось верить, что и в таком мире они есть.
- Хару, подбери его пукалку и присмотри за этими ссаными тряпками! - Ярость презрительным кивком указала на других пленников. Она никогда не стеснялась в выражениях, и особенно её не тянуло это делать сегодня. - А я пойду и доступно объясню проживающему по этому адресу дерьму, почему так поступать с людьми нельзя.
Лишь на одного Хару она и полагалась. Рассчитывала, что её уроки даром не прошли, хотя, когда она раньше добивалась от него пробуждения способности контролировать свою энергию, ничего не получалось. Хару не мог достичь необходимого уровня страсти, ему не давался до нужной степени яркий накал эмоций. Но теперь у него есть нормальные пули, с ними, наверно, пойдёт проще. Главное - чтобы себе в ногу или в кого-то из подопечных не угодил ненароком! С него же станется!

[icon]http://sg.uploads.ru/t/JRZ5T.jpg[/icon]

+1


Вы здесь » What do you feel? » Parallel worlds » [личный] Беги, беги, не бойся, играть судьбою вновь и вновь.©


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC