http://forumfiles.ru/files/0019/e4/1f/51310.css
http://forumfiles.ru/files/0019/e4/1f/85287.css



What do you feel?

Объявление



Матрица Равновесия
андроид
Глава Иезавели
Александр Касс
человек, нуль-медиум
глава Детей Каина
Ненависть
воплощение


Они притворяются - что им нужны слова, что они зависят от этих тел, что их сознание определяет смысл бытия. Детская возня в песочнице - эти их личины и примитивные выяснения отношений вместо того, чтобы просто высвободить без ограничений и условий то, чем они являются под фальшивыми шкурами. Он испепелит её дотла, если будет вести себя естественно. Она же вообще станет неуловимой и вездесущей, если сбросит эту тесную физическую оболочку. Небожители гуляют среди своих милых маленьких куколок. Впрочем, отнюдь нельзя сказать, что Гнев использовал Любовь. Наоборот, он воспевал её единственным доступным ему способом. Гнев не признавал романтики, ради которой не погибало масштабно, эффектно и громко нечто великое. Смертные же - лишь инструменты в его руках, на их душах и сердцах он исполнит симфонию своих пылающих грёз и заставит содрогнуться самые основы мироздания. Звёзды вывернутся наизнанку, моря и океаны закипят, падут золотые столицы величайших стран этой глупой маленькой планеты, такой тесной, невыносимо, удушающе, подавляюще тесной для него! Он здесь как в клетке заперт, и тесно прижатые к туловищу крылья всё равно не помещаются!

Читать дальше

Justice
ЛС
Wrath
https://vk.com/id330558696

ЛС
Love
ЛС

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » What do you feel? » Level of Mind Palaces » [Личный] Что было вначале - курятник или яичница?


[Личный] Что было вначале - курятник или яичница?

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://sg.uplds.ru/t/7yncm.jpg

"Мы в город Изумрудный идем дорогой трудной, идем дорогой трудной, дорогой не прямой." ©

Дата и время суток:
Условно 10800 лет до н.э.

Место действия:
Междумирье - темно, туманно и флора с фауной не дружелюбная

Погода:
Нету тут погоды, что весьма неприятно.

Участники:
Wisdom,Wrath

Предыдущий эпизод:
...

Следующий эпизод:
...

Краткое описание:
Мир людей уже не выдерживает гениальность Мудрости. Даже Велмор понимает, что еще немного и перегнет палку. Тогда к нему приходит гениальная идея: обследовать Межреальность. Что-то ведь должно быть там, меж Чертогов, населенное кроулерами?
Кого берут с собой в поход? Кого-то сильного (тем более физического воздействия сам лишен), надежного (чтобы от неожиданностей не сбежал) и понятного. Первой мыслью было идти ловить Справедливость. Но вовремя вспомнил, что в последний раз когда он его видел, Справедливость выглядел не очень счастливым от общения с Мудростью. Не то чтобы это сильно расстраивало, но для похода он не годился. Была мысль взять с собой Веру, но она была сильна занята со смертными. Конечно, смертные бы подождали, но Мудрость не любил отвлекать увлеченного чем-то родственника, если можно было обойтись без этого. О многих подумал Мудрость, но понял, что лучших выбором в безвыходной ситуации будет Гнев. Собственно, Гнев был первым о ком подумал Мудрость. Кого еще брать щитом против кроулеров? Но, отмел эту мысль как бредовую – Гнев слабо поддавался контролю, особенно если увлечется сражением. Зачем пошел Гнев? Наверно, ему скучно было.

Отредактировано Wisdom (2018-11-16 14:34:12)

+1

2

[icon]http://s8.uplds.ru/t/1w2lK.jpg[/icon]

Мудрость бежал, почти летел по кирпичным коридорам, красиво расписанным фресками. Моменты его жизни, его воспоминания, запечатленные Чертогом на стенах лабиринта – это могла бы быть очень увлекательная экскурсия, полная добрых и светлых воспоминаний. Но не судьба. Ступенька, ступенька, еще одна. Перепрыгнуть через летящие из стены стрелы, и сразу прыгнуть дальше, над провалившемся полом.  Увернуться от копья, что, вылетев из стены, чуть не пришпилило его к противоположной, как бабочку на стекле энтомолога. Проскользнуть в закрывающуюся дверь, едва не прищемив одежду и снова по ступенькам. Зеленые длинные волосы, отливающие бирюзой, волной стелились за воздуху. “Почему он сказал, что я слаб? – Проносились в его голове навязчивые мысли. – Третий час бега с препятствиями и я даже не запыхался!” Резко открывшийся люк в полу, и оттуда полыхнул огонь, в который он чуть не сверзился, но вовремя успел отпрыгнуть, изобразив кувырок спиной назад, был неожиданностью. Но не тут-то было, пол продолжал проваливаться, обнажая огненное море. Губы изогнулись, на лице появился нехарактерный ему оскал. Через секунду, Мудрость просто растворился в нагревшемся воздухе, а в следующую секунду он был уже на противоположной стороне коридора, на самом краю в огненную пропасть. От горячего воздуха, волосы колыхались в воздухе, создавая вокруг него бирюзовое облако. Весело рассмеявшись, Мудрость отвернулся от пляшущего свой особый танец огня, и подошел к очередной закрытой двери.
Да, сейчас лабиринт представлял собой начиненный множеством ловушек каменным лабиринтом полным дверей в неизвестность. В эту минуту он не пытался подсмотреть, что было за дверью закрывшей путь перед ним. “Может, у него свои критерии слабости?” Потянув дверь на себя, он раскрыл ее настежь, и его взгляд утонул в оглушающей пустоте. Кромешная тьма с редкими всполохами сверхновой вдали. Чей-то взгляд смотрел на него в ответ. Взгляд, желающий его разорвать и сожрать. Вдалеке зажглись яркие бусины глаз. Чуть ниже разверзлась щель, светившая неоном. Это зрелище завораживало и пугало одновременно. В следующее мгновение, он ощутил движение и резко захлопнул дверь. Чертог Мудрости мог создать все что угодно, материализуя мысли, какими бы они ни были.
Моргнув и в следующую секунду оказавшись в книжном лабиринте, он посмотрел на место, где была дверь. Там была пустая полка. Удивительно, но он сам не знал, что материализовал силой собственной мысли. Взгляд зацепился за две единственные книжки, скорее даже брошюрки. Медленно протянув руку, он погладил корешки, уже зная что в них говорится. Мудрость был перед стеллажом посвященным Междумирью – пространству между Чертогами воплощений. Скудность информации угнетала. Он не любил чего-то не знать. Да и данные эти были случайны: немного информации о кроулерах, что населяли пространство междумирья и факт пустоты и неприветливости данной области – совсем негусто. Можно сказать только об отсутствии информации, чем о скудности ее наличия. Мудрость задумался, медленно погружаясь в печаль. Натура исследователя жаждала восполнить пробелы, но как? У него было мало шансов защитить себя в этом неприветливом месте – его сила не предназначалась для физических баталий, а значит - нужен компаньон, ведь только энергией, которую кроулеры едят их можно было уничтожить, но не простым оружием смертных.
Развернувшись, и задумчиво уйдя бродить среди книг, он мысленно перебирал в уме, кого же уговорить пойти с собой. Через час он уже собирал все, что могло бы ему пригодиться, а еще через десять минут открывал портал в Чертог выбранной жертвы. Разумеется, предварительно постучавшись к хозяину – отправив на ту сторону импульс своей энергии, он сразу шагнул в огненный вихрь портала, не дожидаясь ответа.
Выйдя с другой стороны перехода, Мудрость оказался в Огненном Аду, в которое чуть не провалился в собственном лабиринте. Волосы вновь взлетели в воздух, в этом Чертоге танцевал не только огонь, но и нагретый воздух. Засмотревшись на вспухший пузырь  огненной земли в нескольких метров от себя, он дождался, когда он вскроется и в небо ударит чудовищно горячий воздух под, обдавая его теплом, ощутимым даже на таком расстоянии. Порадовавшись, что портал открылся на вершине скалы, высоко над огненным морем, он сложил руки рупором и ментально проорал на всю силу своих способностей, догадываясь, что скрыться от его голоса невозможно, лишь одно имя, отражающее творящееся вокруг безумие:
- ГНЕ~ЕВ!... – усмехнувшись, продолжил он уже нормально проговаривая слова, не повышая голоса, не переживая, что его не услышат. – У меня к тебе предложение.

+1

3

Пузырь золота и пурпура, выглядевший так, словно там, внизу, рождается миниатюрное, но самое настоящее солнце, вспух из магмового озера, и Гнев буквально вырвался из него, заставив тот лопнуть, как бабочка выходит на свободу из шёлкового корона, оставляя тот висеть неприглядными истрёпанными лоскутьями. На хозяина Чертога явно не оказывал ни малейшего воздействия этот нестерпимый жар, равно как и тот факт, что там, внизу, растворится абсолютно всё живое, если только угораздит сдуру или по прихоти Гнева туда попасть. Он здесь распоряжается, это плоды его ума, фантазии и подсознания, его суть, и, разумеется, она ему не вредит. Когда под ногами у гостей разверзалась сама ненасытная Преисподняя - он смеялся. Далеко не всегда со зла, обычно ему действительно было просто забавно смотреть на реакцию посторонних. Зато впечатления незабываемые, не правда ли? На самом деле большинству из них ничего не угрожало, как бы ни выглядело со стороны, но ему, как шаловливому мальчишке, который совершенно честно обещает больше не повторять выходку, за которую его наказали, потому что предпочитает никогда не повторяться и постоянно находить нечто новое, нравилось заставлять их чувствовать себя в опасности, которой, как он точно знал, нет - примерно так же пытаешься внушить себе, что коряво рассказанная псевдо-страшная история про монстра за углом или в лесной чащобе реальна, чтобы в своё удовольствие напугаться, пережить всю остроту этой эмоции, вполне наполняющей жизнь новыми красками и придающей той дополнительную пикантность. Гнев вообще обожал производить яркое впечатление, пусть и в основном вовсе не положительное, оставаться в чужой памяти ярчайшим отпечатком, выжженным в ней, будто клеймо - на коже. Так, словно у него это был единственный шанс попасть в будущее хоть как-то. Всё равно что если бы он был смертельно болен и изо всех сил старался зацепиться хоть за что-нибудь, оттянуть момент, когда имя его и лицо исчезнут из истории. Гнев и впрямь жил сиюминутно, никакое "завтра" для него не существовало, а "вчера" теряло вкус.
Гнев не просто вышел из огненного озера - он буквально "выстрелил" оттуда, молнией возносясь к багровым небесам Чертога. Уже после этого он, неторопливо планируя в душном и жарком плотном воздухе, спустился к Мудрости. То самое чудовище, благодаря которому людишки начали поклоняться огню как божеству, капризному и карающему, ослепительно опасному, бьющему в глаза так, что можно со зрением распрощаться. Но тот огонь, которым обладали смертные внизу, был куда спокойнее, как бы уже прирученный, послушный. Они бы умерли, подари Гнев им его в той первозданной форме, которая так привольно плескалась в Чертоге, нежилась здесь, где её кормили, холили и лелеяли. Слабые и неловкие мясные зверьки, что с них взять-то. Он и не питал никаких светлых иллюзий на их счёт, скорее, был даже скептичнее и циничнее, чем следовало бы. Гнев знал, что перегибает палку, но ничего поделать с собой не мог, смягчиться к ним пока не удавалось. Люди начинали раздражать его раньше, чем он успевал добиться с ними хоть какого-то прогресса. И он уходил, нет, убегал, дабы не сделать Землю случайно снова необитаемой. Предположим, человечков ему не жаль, но под удар попала бы и вся остальная флора и фауна, что стало бы откровенным перебором.
- Ты звал меня, брат? В чём дело? - Гнев оскалился в широкой улыбке. От него эту гримасу можно было считать приветливой.
Рыжая бестия. Садист и психопат, как говорили про него некоторые из семьи. Заставляющий без разбора страдать и смертных, и воплощения, наслаждающийся муками, которые причиняет... Глупцы. Он просто следовал своей натуре. Вечно переполненный хищной, злой, агрессивной энергией - со всей щедростью выплёскивал её в мир. Её потому что был бессердечным изувером, стремящимся уничтожить всех и вся - просто не умел не гореть, не умел даже чуть-чуть сдерживаться. Не находил причины это делать. Он делился силой, не желая разорваться изнутри от её изобилия. А, если кто-то оказывался не в силах её выдержать, это исключительно их проблемы. Впрочем, Гнева более чем устраивало, когда его начинали бояться всерьёз. Пусть не думают, что, если огонь им друг и вообще ласково согревает, стараясь удержать подальше стужу одиночества - он не обрушится на них сокрушительной и свирепой силой, как только ему что-то не понравится, а вы обманете или подведёте его. Гнев никогда не относился к тем, кто глотает оскорбления, как бы ни был ему кто-либо дорог, зацепи тот его за живое - и мало не покажется. О, да, он мог бы, в принципе, изобразить из себя всепрощающего милого юношу, тактичного, вежливого, доброго и отзывчивого... Двуличного подлеца и паскуду, кастирующего собственный темперамент, мировоззрение и поведение, чтобы стать удобным и приятным. Тьфу, что за низкая и дешёвая фальшь! Однако, имел он и вторую сторону, более приятную. Насколько бы ужасающа ссора ни оказалась в итоге, даже если кажется, что всё, что в их близости можно в принципе испортить, безжалостно разнесено вдребезги - успокоившись, Гнев с радостью восстановит оборвавшиеся было узы.

[icon]http://s9.uploads.ru/t/EqS8z.png[/icon][sign]http://forumfiles.ru/files/0019/ab/95/60523.jpg[/sign]

+1

4

[icon]http://s8.uplds.ru/t/1w2lK.jpg[/icon]
- Звал. – Спокойно заявил Мудрость в пространство, продолжая рассматривать огненный сгусток в складке пурпурных скал, на которых вышел из Портала, просмотрев величественное появление владыки огня.
Огонек неплохо развлекал его последнее энное количество времени, умильно бегая от него и уклоняясь от тычущегося в него пальца заинтересовавшегося объектом ученого. Разумеется, будь этот палец из простой смертной крови и плоти – быть ему жареным и подкопченным, но обладатель вышеозначенной конечности был воплощением. Воплощением любопытным, с умом естествоиспытателя и жаждой познания всего и вся, до чего способен додуматься своим умом или узреть случайно на своем пути.
Еще раз тыкнув защищенным энергией пальцем в живой огонь чужого Чертога, он грустно вздохнув, отрываясь от интересного дела, встал с корточек, на которых сидел, и развернулся к хозяину Чертогов, в которые так неожиданно ворвался, толком не предупредив.
- Здравствуй, брат! – Губы растянулись в приветливой улыбке. Почему-то он не мог смотреть на это существо, не улыбаясь. Удивительно нелогичный парадокс, учитывая не самые близкие и теплые отношения. Но, если Мудрости что-то нужно, он добьется необходимого и от откровенного врага. А врагом он Гнева не считал никогда.
- Во-первых! - Руки змеиным движением, не заметным обычному глазу, сложились на груди, одна нога сама собой слегка выдвинулась вперед, а подбородок гордо вскинулся, не настолько чтобы захотеть по нему врезать, но достаточно, чтобы стать заметным. - Ты не прав! Я в отличной форме. – Сказано было с апломбом и пафосом, которого было больше, чем огненной стихии вокруг. В своей правоте он был полностью уверен, что бы не имел в виду брат в их прошлую встречу, которая, к слову, была совсем недавно. В конце концов, он проверил, что в идеальной форме и умственно, и физически, и энергетически. А значит, все это враки и он идеален.
- И в главных! - Вскинул он руку вперед выставляя указательный палец вверх, акцентируя внимание, руша таким образом предыдущий образ. Тот самый палец, которым тыкал в элемент огня пару секунд назад. То, что после раз идет два, и только много после, должно быть главное – частности и к делу не относилось. Просто потому, что главное могло быть и без конкретной нумерации. – У меня гениальная идея! – Губы изогнулись в ехидной усмешке, а в глазах появились огоньки, что было по опаснее агрессивной радости на лице Гнева. Если от Огненного было не понятно, что ожидать, то от Мудрости, в таком настроении, можно было ожидать только неприятности. Вопрос лишь состоял в том, у кого будут эти самые неприятности.
- Заодно докажешь, какой ты сильный. – Тихо хмыкнул себе под нос Мудрость, на что услышал как недалеко лопнул очередной пузырь за его спиной, и огненный поток выстрелил в огненное же небо, а где-то недалеко ему вторили взрывы стихии. Разозлил он хозяина Чертога, рассмешил или раззадорил, но вряд ли оставил равнодушным.

+1

5

Ага, значит, Мудрость попался на подначку уровня младенца! Очаровательно и прелестно, однако, та была очевидной и элементарной настолько, что Гнев никогда бы не поверил в Мудрость, клюнувшего на неё всерьёз. Нет, тот наверняка сделал это нарочно, ещё и сам развлёкся! В итоге всё вышло как нельзя лучше, верно? Тренировки физического тела так же значимы, как занятия с манускриптами, лабораторные опыты, да вообще любое интеллектуальное развитие. Гнев расхохотался во весь голос, без малейшего желания унизить, оскорбить, хоть как-то задеть, просто как любой записной шутник, весельчак и балагур, торжествовал, что его маленький милый розыгрыш удался. А ещё он от всего сердца гордился Мудростью. Честно признаться, ту силу, которой обладал Мудрость, силу разума и духа, Гнев уважал даже больше, чем умение навалять противникам по зубам. Крушить черепа любой дурак с мускулами сможет, а Мудрость такой существует в уникальном экземпляре! Являлся чудом, от которого перехватывало дух! Гениальность в утончённой, благородной, изящной форме, мысль, разящая, как отточенная сталь... Мудрость был великолепен настолько, что даже немного пугал. Гнев не мог отвести от него взгляда, и, хотя самолюбие не слишком-то позволяло ему поклониться брату в пояс и просить научить, показать, наставить на правильный путь - Гнев готов был костьми лечь, посвящая себя служению чему-то столь возвышенному. Он поддевал Мудрость не ссоры ради, а чтобы задать тонус, помочь ему держаться в форме.
- Но ведь упражнения пошли тебе на пользу, не так ли? - лукаво промурлыкал Гнев, чуть прищурившись. - Ты великолепно выглядишь, а физические нагрузки, рассчитанные должным образом, поддержат твоё здоровье. Нам нужно беречь эти оболочки. Представь, ты разбит ревматизмом, а перерождаться, вроде бы, ещё рано... Так и будешь мучиться! Кстати, я никогда не считал тебя слабым. Я просто хотел проверить твою реакцию. И она, знаешь ли, превзошла все мои ожидания! Но в следующий раз позови меня с собой, я тоже приму участие! Вдвоём веселее, не так ли?
Он многообещающе и фамильярно, на равных, подмигнул Мудрости. Интересно, а тому заметно, какое эстетическое удовольствие Гнев получает от черт его лица, звучания весьма приятного глубокого голоса, выразительной мимики, безукоризненной пластики тела? Его губы - произведение искусства, скулы - шедевр, а шею совершенно внезапно для себя же Гнева подспудно тянуло поцеловать. И укусить за ухо, да! Игриво и нежно, и не вполне по-братски. Выбрать такую внешность было, определённо, преступлением против приличий, скромности и сдержанности со стороны Мудрости! Он ослеплял! Как он ухаживает за кожей и причёской, вслепую? Он же лишится зрения, узрев собственную вопиющую сногсшибательность! А глаза! Мерцающие колдовские омуты! Гнев поймал себя на том, что хочет увидеть в этих глазах как можно больше самых разнообразных эмоций - кроме, разве что, страха, горя и боли. Он ни за что не допустит, чтобы с братишкой случилось нечто плохое. Тёплый и родной, несмотря на тот груз информации и управления её потоками, который ему приходилось тащить на себе, Мудрость заслуживал лишь самого лучшего. Мудрость - будущее не только мира людей, но и воплощений тоже. Без него они либо останутся в мыслительном вакууме, без каких-либо точных сведений, либо утонут, потеряв возможность фильтровать, анализировать и развивать их. Гнев считал себя глупее только что вылупившегося птенца, но оценить по достоинству то, чего ему не дано, мог вполне - и почти боготворил Мудрость. Тщательно скрывая этого и не признаваясь даже себе. Любить братьев и сестёр у него по большей части выходило естественно, безо всяких усилий. Впрочем... Ненавидеть давалось ему не хуже. У многих складывалось впечатление, что, помимо этих двух крайностей, градаций мнения о других у Гнева нет в принципе. Он весь вкладывался во всякий поступок и каждое брошенное кому-то слово, доброе или дурное. Он не мог в полумеры и полутона. И не считал нужным скрывать, когда его распирало от положительных или отрицательных переживаний. Мудрость ему нравился до последней ресницы или ногтя - они явно орудие массового совращения и содержимое снов тысяч земных девочек, а, может, и мальчиков! - и никуда не денется, обязательно поймёт это.
- О, какая великая честь для меня! Ты зовёшь меня на свидание, Мудрость, дорогой? Неужели я сподобился дождаться этого?! - подчёркнутая ласковая ирония сквозила в интонациях Гнева.
Нет-нет, Гнев никогда и ни за что не ляпнул такого вслух, если бы хоть на секунду предположил, что Мудрость действительно может пригласить его на романтическую встречу для двоих. Он, скорее, опять пытался подцепить Мудрость за живое, зная, что у того в данной области, мягко говоря, маловато опыта. Гнев, конечно, не следил, свечку не держал, но почему-то был уверен в этом. Мудрость был красив, его не отверг бы ни один смертный... Но, одновременно с этим, Мудрость был далёк от плотских утех, как Северный Полюс - от Южного. Гнев бы побился об заклад, что брат даже и близко не понимает подобных вещей. Это привлекало, казалось неописуемо прелестным. Да, он бы согласился, не раздумывая, если бы Мудрость предложил ему сблизиться и в таком смысле тоже. Только чёрствая и унылая каменюка, застрявшая в толще горы, останется равнодушной к зрелищу Мудрости, предлагающему быть его возлюбленым! Ох, да, мечтать не вредно... Сообразив, что Мудрость, вдобавок ко всему, ещё и телепат, Гнев залился густым румянцем и отвернулся. Его щёки пылали, как яблоки, когда их запекают в костре. Ну, вот. Отлично. Теперь брат невесть за какое озабоченное животное его примет. А ведь намерения и влечение Гнева были чисты, как кристальный, прозрачный до самого дна родник. Он бы сделал Мудрости хорошо и приятно, вот и всё, никаких подтекстов. И это включало в себя вообще не то же самое, что вытворяли друг с другом смертные. Гнев просто обеспечил бы Мудрости спокойную, комфортную, уютную, безопасную обстановку. Дом, внутри которого хочется оставаться, оставаться в компании Гнева. Стал бы опорой и щитом, стимулом совершенствоваться и партнёром, с кем легко говорить по душам или молчать рядом. И Гнев выжигал бы всё, способное её нарушить, ещё до того, как оно приблизится.

[icon]http://s5.uploads.ru/t/LFvTQ.jpg[/icon][sign]http://forumfiles.ru/files/0019/ab/95/60523.jpg[/sign]

+1

6

[icon]http://s8.uplds.ru/t/1w2lK.jpg[/icon]
Раскатистый смех Гнева в сочетании с низким гудением пламени завораживал, позволяя отрешиться от реальности, задевая самые отдаленные струны души, заставляя трепетать от этого чарующего звука. По телу прошла дрожь, видная, в разве что, тремоле пальцев. Пожалуй, это достойная награда за не особо красящий его инцидент с провокацией. Но, было откровенно плевать. Возможно, он бы и задумался о собственной репутации разумного и прозорливого, будь дело это связано не с воплощением огня. А так он просто позволил ситуации развиваться, чтобы в результате сполна насладиться этим моментом. Мудрость не любил выставлять себя в глупом свете, но это явно того стоило.
На губах расцвела улыбка, поддерживая веселье хозяина Чертога. Он откровенно засмотрелся на его красивую улыбку и полную отдачу собственным эмоциям. Этим Гнев и привлекал, в первую очередь – честность и откровенность, на которую хотелось ответить тем же, так же и с еще большей силой. Таким он всегда и был в его мыслях: с горящим весельем в зеленых, выразительных глазах, яркими, вечно растрепанными волосами и озорным смехом, от которого внутри все переворачивалось и сладко ныло, заставляя хотеть прикоснуться и убедиться, что это чудо не мираж и правда существует. Мудрость сдерживал свои порывы, ни к чему они. Это только усложнит их хлипкие, на его взгляд, нестабильные отношения. Отдалитс и заставит его, Мудрость, страдать. Разум совсем не любил страдать. И не очень понимал, почему же, собственно, он будет страдать, но был твердо уверен, что это непременно случится, если они поссорятся. Посему, ссориться он не стремился и мастерски обходил острые углы их взаимодействия, прилагая к этому все усилия. А ведь поначалу все было иначе. Без скандалов,  что вы, но Мудрость умеет играть на нервах и без всяких скандалов, а Гнев умеет вспыхивать ярче сверхновой, если его неудачно задеть. Это было не более пары раз, но воспоминания были свежи в памяти. Мудрость не хотел повторения старой истории – это было неизмеримо тоскливое время. И хотя, формально, Мудрость должен был извиниться, шаг к примирению делал именно Гнев, просто придя к нему в Чертог, перед этим выждав долгое время, то ли остывая, то ли давая Мудрости время на осознание и принятие решения. За это Мудрость был отдельно благодарен. Возможность извиниться порой бывает важнее самого извинения, это значит, что тебя уже простили, но не все так просто. Никогда не бывает просто. Да просто потому, что соваться в огненный Чертог без хороших отношений с его хозяином – чревато большими проблемами. Поэтому, скорее всего, Гнев тогда и пришел мириться, чтобы Мудрость не брал штурмом его территорию, подвергая опасности свое существование.
За всеми размышлениями и воспоминаниями, он совсем упустил из внимания реальность, просто эстетически наслаждаясь видом Гнева в родной стихии. Кажется, Гнев думал про шею и ногти? Странное немного сочетание и несовсем понятное в контексте. Уж не подумал ли Гнев, что Мудрость откажется от совместных тренировок, побоявшись сломать себе шею или ноготь? Какая глупость! Всегда можно пройти перерождение или отрастить ногти заново – это совсем не проблема.
- О, ловлю тебя на слове! В следующий раз, будешь бегать полосу препятствий вместе со мной, братец. – Ехидно-предвкушающая улыбка была дополнением к ответу. Голова сама дернулась задрать нос, а заодно и подбородок повыше – моя шея целая, братец, и даже не поцарапанная, хотя пара стрел пролетели в опасной близости.
О, да. Он обязательно его позовет. И они провозятся с физическими упражнениями не один условный час. А может, вместе отправятся к смертным и устроят там соревнования? Проиграть Гневу в силе будет не стыдно, но в ловкости они могут и посоперничать. Так или иначе, это будет  забавное развлечение для них обоих и пища для создания очередного культа для Веры – родственникам нужно помогать. Он проиграет в состязаниях? Кто-то всерьез попытается обставить в физических возможностях воплощение Гнева и Ярости – какая глупость. Это даже не обидно, учитывая, с кем он будет соперничать.
Мудрость отдавал себе отчет в том, что будь его воля и - он проводил бы большую часть своего времени с Гневом, если бы у него была такая возможность. К сожалению, встечи и приключения приходилось дозировать – у него было слишком много проектов, а у Гнева -  обязательств и увлечений. С этим приходилось считаться и не сильно навязываться.
За всеми невеселыми размышлениями он кажется, снова упустил что-то интересное. Собеседник стоял красный и смущенный. Мудрость уже задался вопросом, что такого он успел сделать, что брат в таком странном состоянии. Ну не из-за жары же в собственном Чертоге он покраснел, правда? Мудрость знал, всему и всегда есть причина. Что же такого он упустил? Кажется, там что-то было про свидание? Хм, он задумался перебирая в уме понятия и значения, пытаясь отыскать глубинный смысл происходящего. Он ведь существует, верно? Не может не существовать!
Свиданием у смертных считается встреча, чаще всего условленная, двух или более лиц. Ну, не мог же Гнев говорить о встече влюбенных, верно? Это мало вязалось с отношением Гнева к Мудрости. По крайней мере, намеков он, Гнев, никогда не делал, так что и думать о чем-то подобном не следовало.
Что ж, пожалуй, его спонтанный поход в не очень приятную область мироздания можно назвать свиданием, в каком-то смысле.
- Да, - для убедительности еще и кивнуть, - я здесь, чтобы позвать тебя на свидание. – Сейчас он был предельно серьезен, ведь нужно было объяснить Гневу, что именно он от него хочет и на что расчитывает. Чтобы впоследствии, когда они уже будут в межмирье, где весьма опасно всем, и воплощениям в том числе, Гнев понимал, с чем имеет дело, и был в состоянии действовать правильно. Мудрость никогда бы не простил себе, если бы Гнев пострадал из-за того, что он что-то недорассказал, не предупредил, позволил заблуждаться.
- Я собираюсь позвать себя на прогулку по межмирью. Проблема в том, что об этой области мироздания мало что известно. Только то, что там пусто и уныло, а также весьма опасно. Думаю, ты знаешь, про существ, живущих там? – Мудрость выжидательно уставился на собеседника, внимательно наблюдая за его реакциями. Ему совсем не хотелось упустить еще один интересный момент, как давеча. Он так и не понял, почему Гнев смутился. Это угнетало. Зачем ему способности, если он не может ими пользоваться вовремя? Он явно упустил что-то важное. Что-то очень важное для него самого.

+1

7

Свидание с Мудростью? Правда-правда? Честно признаться, в свиданиях Гнев смыслил посредственно, и Мудрость же ему объяснял, что это способ выразить кому-то свою симпатию, расположение и нежность. Кажется, так, если Гнев не напутал, а у него это - что пальцами щёлкнуть иногда. А, значит... Он тоже нравится Мудрости! Сердце подло пропустило такт, сбилось с привычного ритма, а потом подпрыгнуло и разве что тройной кульбит не совершило. Гневу было весьма любопытно узнать, каково же это - романтические чувства со стороны воплощения интеллекта, знаний и жизненного опыта, помноженных на спокойствие и терпение. Хотя... Характер личности Мудрости сильно отличался от стереотипных представлений обо всём перечисленном. Гнев всё ещё не до конца постиг суть этого брата, и остатки тайны не могли не привлекать его внимание. Он помнил, как один раз заявился в Чертог Мудрости и начал было рассказывать о каком-то инциденте, где его весьма обидно подняли на смех, и вдруг не смог сдержать слёз и кровоточащего, саднящего душу вопроса о том, действительно ли он является умственно отсталых и неполноценным. Он боялся, что Мудрость тяжело вздохнёт и с прискорбием подтвердит эти слова. Гнев всерьёз, очень глубоко и мучительно переживал за то, каким брат видит его, изо всех сил стремился оправдать всё, что Мудрость столь щедро вкладывал в него. Он бы пошёл за тем не только в межмирье, но и на тот свет, зная, что обратного пути не будет. Гнев чувствовал себя обязанным Мудрости, и отнюдь не за одну лишь науку, но и за участие, моральную поддержку - сам Разум говорит ему, что он вовсе не обделённый мозгами кретин, и, что гораздо важнее, не это главное, что в нём, Гневе, есть! Поневоле Гнев улыбался, успокаиваясь, отпуская тревогу и горечь. Если он подведёт Мудрость хоть раз - никогда себя не простит, Мудрость-то никогда его не обманывал и не разочаровывал. Гнев ощущал себя в неоплатном долгу перед братом. Если отставить шутки в сторону - тут не до свиданий, не оплошать бы, Гневу никак не удавалось расслабиться, невзирая на то, что Мудрость представлял ему комфортную атмосферу для занятий. Учиться Гневу, вопреки сложившимся у большинства представлениям о нём, нравилось. Не нравились - поучения с грубым тыканием носом в каждый крохотный промах.
- Я знаю, кто обитает в межмирье, друг, - глаза Гнева сумрачно потемнели. - Я регулярно там бываю... Устраиваю зачистки. Не могу позволить, чтобы хоть один из вас пострадал. Это нетрудно, достаточно лишь не давать им создать подпространственный карман. С другой стороны, и он - не то, чтобы реальная проблема. Из иллюзий иногда не так быстро и просто выпутаться, но они здорово горят. Впрочем, не скажу, что не допускаю ошибок... Даже, представь себе, в последний мой заход их оказалось слишком много, и ближе к концу твари удалось оттяпать мне левую руку.
О, да, тело не забыло. На Земле хлынула бы кровь, но межмирье всё и всех переводило в чистую энергию, так что из раны, конечно, плеснуло алым - но не тем, что у людей в аналогичных ситуациях. Он истекал тем, что собрал, тем, что выражало его имя и что составляло его природу. Ползуны жрали - и оттого их злость росла, а поведение становилось всё более исступлённым, диким и агрессивным. Они бросались не только на него, но и на себе подобных, терзая и разрывая в клочья. Бурлящая и кипящая клоака - с ним в центре. Все пути отступления блокированы, попытайся бежать - догонят стремительнее, чем моргнёшь. Хотя бросать всё и позорно сматываться с поля боя, сверкая пятками, было Гневу не свойственно даже в откровенно проигрышных положениях. Не дождётесь! Он, не поведя бровью, кинется в безнадёжную лобовую атаку и свернёт шею, но в труса и дезертира не превратится! И даже мёртвым какое-то время продолжит ползти в направлении цели, даже если она как таковая не равноценна порванным ради её достижения жилам. Это называется делом принципа, конкретные детали ни при чём.
- К счастью для меня, мне хватило энергии, чтобы тут же её восстановить и закончить бой. Было весело! Мне скучно побеждать совсем без потерь, так что я даже был доволен.
Он беспечно, легко, мальчишески рассмеялся, очень в своём обычном стиле - не то, чтобы не заботясь о чувствах Мудрости, но даже и не понимая, какое впечатление мог оставить его рассказ. Ну, да, он и сам, окружённый рехнувшимися хищными и голодными бестиями, целых пару мгновений полагал, что не выберется больше, но... Всё ведь прекрасно обошлось - а, значит, ерунда, не о чем беспокоиться. Гнев не задумывался, что рисковал напугать Мудрость чуть не свершившейся утратой брата. Поглощённые кроулерами воплощения имели шанс больше никогда не переродиться. Не говоря о перенесённой Гневом боли и волны пряного ужаса. Всего две-три секунды, в которые он чуть не сдался. Свирепо горящие в темноте глаза и огромные острые зубы к тому располагали... Но Гнев не был бы Гневом, если бы разрешил сломать его и уничтожить. Получая активный отпор, он загорался ещё ослепительнее. Гнев всегда, испокон веков, сражался так - бил на поражение, пробовал вновь и вновь, даже если это означало разбиться о преграду вдребезги, не щадил ни себя, ни врага, зато трепетно берёг соратников. Подхватить себя же в падении и толкнуть непослушное тело рубить и жечь дальше. Ничего не видя сквозь багровую пелену, доверяться лишь своему доведённому до покрытого вдоль и поперёк шрамами идеала чутью воина. Просить его драться осторожнее и поберечься хоть немного означало дразнить и провоцировать Гнева бросаться вперёд ещё бесшабашнее, выходить на толпу противников с разгульной удалью и без намёка на такую скучную и унылую вещь, как самосохранение. Ага, волосы поседеют и у его товарищей, и у оппонентов.
- А зачем мы туда идём? И далеко ли добираться? - непринуждённо поинтересовался Гнев.
Да, понятие о расстоянии в межпространстве работало плохо, малоприменимое там, где нет ничего материального, лишь воображаемая дорога, проложенная стараниями мозга хоть как-то визуализировать пустоту "нигде и никогда". Но Гнев просил хоть о каких-то, пусть самых относительных и спорных, рамках. Всё же именно ему предстояло прикрывать Мудрость - стоит им перешагнуть незримый порог, как бестии навалятся скопом. Аж два свеженьких упитанных воплощения, нечастый ужин из двух сытных блюд.

[icon]http://s9.uploads.ru/t/EqS8z.png[/icon][sign]http://forumfiles.ru/files/0019/ab/95/60523.jpg[/sign]

+1


Вы здесь » What do you feel? » Level of Mind Palaces » [Личный] Что было вначале - курятник или яичница?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC